Раздел 5. Характеристики питьевой воды

В любой воде из скважины, колодца, центральной сети или в бассейне содержатся самые разнообразные вещества. Полагают, что они не представляют опасности, если показатели предельной концентрации посторонних веществ не превышают допустимые нормы.

Официальные данные ВОЗ

Вода является основным переносчиком заболеваний. Согласно статистике, она передает свыше 80% известных болезней. Каждый год грязная вода приводит к возникновению  заболеваний у 500 млн. человек. Со временем ситуация ухудшается, что оказывает влияние на уменьшение продолжительности жизни.

Зараженная вода нередко становится причиной заболевания тифом, гастроэнтеритом, гепатитом и в совокупности провоцирует возникновение более 75% различных недугов.

Попадание фенолов, органических и биогенных веществ, нефтепродуктов, пестицидов и солей тяжелых металлов, делают ее непригодной для употребления. Многие из этих соединений являются токсичными, что приводит к сбочм в функционировании  организма и провоцирует развитие раковых клеток. Наряду с органическими и неорганическими веществами, в воде также много болезнетворных вирусов и микробов.

Чтобы определить источник угрозы, проводятся соответствующие мероприятия. Выявление бактерий и определение основных микробиологических показателей осуществляется с помощью бактериологического анализа. Содержание химических соединений определяет санитарно-гигиеническая экспертиза. Источник: Анализ воды (kit-eko.ru/analiz_vodyi/).

Дополнительно цитируем фрагмент аннотации к статье  Н.В. Челнокова, В.Н. Тарасов, В.А. Тарасова «Сравнительная оценка питьевой воды Астраханского газоконденсатного месторождения и г. Астрахани», Успехи современного естествознания, 10, с. 133-136 (2007). — www.rae.ru

«К косвенным влияниям качества воды водоемов на население, очевидно, следует отнести и воздействие вредных химических веществ, которые накапливаются в планктоне и затем по пищевым цепочкам через рыбные и другие продукты достигают организма человека. В современных условиях, полностью не исключены   возможности появления инфекционных заболеваний водного происхождения в условиях дефектов водообработки и недостаточного обеззараживания питьевых вод, аварийных ситуаций на водопроводе или использования зараженного источника водопользования, а также при децентрализованном водоснабжении, в рекреационных условиях. Это касается главным образом инфекций кишечной группы и, в меньшей мере, других возбудителей водных заболеваний. Первичными источниками водных инфекций являются больные люди и животные. Возбудители заболеваний выживают в воде и сохраняют вирулентность. Влияние качества воды на здоровье человека  непосредственно связано с эффективностью существующих профилактических мероприятий  по охране водоемов от загрязнения и способов очистки питьевых вод. Изучение влияния качества воды на здоровье населения необходимо для прямого, а не опосредованного обоснования прогноза реальных последствий загрязнения водоисточников для здоровья людей на ближайшую и отдаленную перспективу. Медленное, хроническое воздействие малых концентраций  химических компонентов воды, угнетение защитной функции организма в соответствующей степени снижают общую резистентность организма к другим повреждающим факторам и способствуют соразмерному увеличению общей заболеваемости, в том числе заболеваемости инфекционными болезнями за счет снижения иммунной реактивности».

Помимо показателей ПДК, перечисленных в табл. 1 и 2, учитываются и другие значения, которые определяются при анализе качества питьевой воды. Они более реально отражают её качество, чем предельно допустимые концентрации химических веществ и так же определяют ее чистоту и пригодность для питьевых целей или для приготовления ванн.  Например, рассмотрим количественные характеристики наличия примесей в относительно чистой водопроводной воде. Ниже  приведены данные Центральной химико-бактериологической лаборатории водопровода по качеству питьевой воды за март 2016 года (Горводоканал, г. Новосибирск).

Таблица 8.1-а. Качество питьевой воды в Новосибирске (Горводоканал, март 2016 г.)

 

№ п/п Параметры Ед. изм. Правый берег, среднее знач. Левый берег, средне знач. ПДК

СанПиН 2.1.4.1074-01 «Вода питьев.», ГН 2.1.5.1315-03, ГН 2.1.5.2280-07

1 Температура градусы 4,0 3,8 Не нормир.
2 Мутность мг/дм3 0,18 0,20 1,5
3 Запах при t=20 град. баллы 1 1 2
4 Запах при t=60 град. баллы 1 1 2
5 Привкус баллы 0 0 2
6 Цветность градусы 4,0 3,8 20
7 Водородный показатель ед. рН 7,70 7,70 6-9
Показатели содержания примесей  и предельно допустимые концентрации (ПДК)
№ п/п Параметры Ед. изм. Правый берег Левый берег ПДК
8 1,2 — Дихлорэтан мг/дм3 <0,001 <0,001 0,003
9 Алюминий мг/дм3 0,069 0,034 0,2
10 Аммоний — ион мг/дм3 <0,05 <0,05 1,9 по NH4+
11 АПАВ (анионные ПАВ) мг/дм3 <0,025 <0,025 0,5
12 Барий мг/дм3 0,025 0,024 0,1
13 Бенз(а)пирен мг/дм3 <0,000001 <0,000001 0,000005
14 Бериллий мг/дм3 <0,00010 <0,00010 0,0002
15 Бор мг/дм3 0,017 0,017 0,5
16 Ванадий мг/дм3 <0,0010 <0,0010 0,1
17 ДДТ (сумма изомеров) мг/дм3 <0,00001 <0,00001 0,002
18 Дибромхлорметан мг/дм3 <0,0002 <0,0002 0,03
19 Дихлорбромметан мг/дм3 0,0052 0,0048 0,03
20 Железо общее мг/дм3 0,050 0,050 0,3
21 Жесткость общая градус Ж 2,71 2,72 7
22 Кадмий мг/дм3 <0,00010 <0,00010 0,001
23 Калий мг/дм3 1,14 1,20 «Не нормир.»
24 Кальций мг/дм3 42,3 42,3 «Не нормир.»
25 Кислород растворенный мг/дм3 10,4 12,0 Не нормир.
26 Кобальт мг/дм3 <0,0010 <0,0010 0,1
27 Кремний мг/дм3 1,25 1,18 10
28 Линдан мг/дм3 <0,00001 <0,00001 0,002
29 Литий мг/дм3 <0,010 <0,010 0,03
30 Магний мг/дм3 7,3 7,4 50
31 Марганец мг/дм3 0,0029 0,0026 0,1
32 Медь мг/дм3 <0,0010 <0,0010 1
33 Молибден мг/дм3 <0,0010 <0,0010 0,07
34 Мышьяк мг/дм3 <0,0050 <0,0050 0,01
35 Натрий мг/дм3 6,7 6,2 200
36 Нефтепродукты мг/дм3 <0,005 <0,005 0,1
37 Никель мг/дм3 <0,0010 <0,0010 0,02
38 Нитрат — ион мг/дм3 1,18 1,40 45
39 Нитрит — ион мг/дм3 <0,0030 <0,0030 3
40 Окисляемость мгО/дм3 1,60 1,60 5
41 Олово мг/дм3 <0,0050 <0,0050 Не нормир.
42 ОМЧ (общее микробное число) КОЕ/1мл <1 <1 Не более 50
43 Ртуть мг/дм3 <0,00001 <0,00001 0,0005
44 Свинец мг/дм3 0,0018 0,0018 0,01
45 Селен мг/дм3 <0,0050 <0,0050 0,01
46 Стронций мг/дм3 0,21 0,21 7,0
47 Сульфат — ион мг/дм3 10,9 11,7 500
48 Суммарн. альфа-активность Бк/дм3 0,08 0,06 0,2
49 Суммарн. бета-активность Бк/дм3 <0,1 <0,1 1
50 Сухой остаток мг/дм3 150 146 1000
51 Тетрахлорэтилен мг/дм3 <0,0001 <0,0001 0,005
52 Титан мг/дм3 <0,0010 <0,0010 0,1
53 Трихлорэтилен мг/дм3 <0,00005 <0,00005 0,005
54 Фенольный индекс мг/дм3 <0,0005 <0,0005 0,25
55 Фосфат — ион мг/дм3 <0,25 <0,25 3,5
56 Фторид — ион мг/дм3 0,115 0,120 1,5
57 Хлор остаточный свободный мг/дм3 0,090 0,080 Не нормир.
58 Хлорид-ион мг/дм3 6,0 5,9 350
59 Хлористый метилен мг/дм3 <0,01 <0,01 0,02
60 Хлороформ мг/дм3 0,030 0,027 0,06
61 Хром общ. мг/дм3 <0,0010 <0,0010 0,05
62 Цинк мг/дм3 0,0140 0,0110 1
53 Четыреххлористый углерод мг/дм3 <0,0001 <0,0001 0,002
64 Щелочность ммоль/дм3 2,62 2,64 Не нормир.

 

Следует отметить, что к представленному в таблице перечню 64 параметрам нужно добавить ещё около 30 наименований, утверждённых Роспотребнадзором для оценки качества питьевой водопроводной воды. Это может означать только то, что неупомянутые параметры оценки качества для данной воды не являются существенными и поэтому пропущены,  или в Центральной химико-бактериологической лаборатории водопровода по качеству питьевой воды методики их измерения пока отсутствуют. Может быть, конечно, опущенные параметры отсутствуют тоже вполне осознано, чтобы «не травмировать» население. Но  хочется думать только о здоровье населения, а не об особых свойствах человеческой натуры. Тем не менее, и к содержащимся в таблице сведениям появляется необходимость сформулировать следующие вопросы:

  1. Почему отсутствует нормирование остаточного хлора, калия, кальция и олова? Значит ли это, что их концентрация в питьевой воде может меняться неограниченно? Или это, мягко говоря, описка, напоминающая «введение читателя в заблуждение»?
  2. Каким образом были установлены ПДК для всего набора примесей, которые в принципе не должны присутствовать в организме человека? Проводилось ли экспериментальное подтверждение безопасности их влияния в «допустимых концентрациях» на организм в течение хотя бы нескольких поколений на модельных животных или на клеточных системах?
  3. Учитывалась ли при установлении ПДК способность некоторых примесей (например, ртути) длительное время удерживаться и накапливаться в организме человека?
  4. Соотносились ли величины ПДК ингредиентов к их содержанию в организме человека?

Ну и конечно, без ответов на эти вопросы, бессмысленно говорить о необходимости учёта различий в потребностях макро- и микроэлементов для  мужчин и женщин. Ведь это кажется такой «мелочёвкой» по сравнению с приведенными выше вопросами!

Как обстоят дела с питьевой водой в нашем регионе?

Новости Сибири, «Экология (Новосибирск)», 8 июня 2016.

В Новосибирской области мало питьевой воды, а та, что имеется, недостаточного качества, считают участники круглого стола, прошедшего в  Институте нефтегазовой геологии и геофизики имени А. А. Трофимука СО РАН. 

Эта проблема касается более половины жителей НСО. Таково мнение ученых-геофизиков, экспертов в области медицины и экологии, а также представителей региональных и федеральных властей, сообщает издание «Наука в Сибири». Директор института Михаил Эпов заявил: «В Западной Сибири мы, вроде бы, со всех сторон окружены водой, но оказывается, у нас имеются районы, где питьевой воды недостаточно. Кроме того, идет очень большая техногенная и антропогенная нагрузка на ее источники. Одна из ныне развивающихся тенденций — использование бутилированной воды, но тут тоже есть свои недостатки». Академик подчеркнул, что если говорить о всестороннем внимании к вопросам обеспечения населения чистой водой, то здесь Новосибирская область может выступить как пилотный регион. Новосибирская область отличается тем, что практически все водозаборы — подземные,  поверхностных вод мало. Все скважины  имеют большой износ.  Питьевой водой нормативного качества обеспечены 78% населения, до 2020 года планируется достигнуть показателя в 85%.  Существует необходимость создания эффективных очистных сооружений. 

«Исходная вода у нас мало где соответствует нормам, ее необходимо обязательно чистить», — отметила начальник управления коммунального комплекса и энергетики министерства жилищно-коммунального хозяйства и энергетики области Наталья Аббасова. 

Заведующая лабораторией геоэлектрохимии ИНГГ СО РАН  Светлана  Бортникова обратила внимание собравшихся на то, что при оценке качества питьевых вод используются нормативные документы, где прописано, какие именно компоненты нужно анализировать. Оказывается, очень многие химические элементы оттуда выпадают — например, определяется жесткость, но не содержание отдельно кальция и магния. Есть и микроэлементы, которые не входят в список обязательно нормируемых. «В то же время техногенные процессы усиливаются. Так, Кемеровская область именно в питьевых водозаборах испытывает на себе протекание техногенных поверхностных вод и повышение содержания мышьяка, сурьмы, металлов, и как раз тех веществ, которых нет в перечне непременного контроля. Для Новосибирской области эта проблема тоже лостаточно акутуальна», — прокомментировала Светлана Бортникова. 

Также в области наблюдается  повышенная минерализация, жесткость, а в некоторых районах — увеличенное содержание бора, а также железа и марганца. Больше половины  населения НСО использует эту недоброкачественную воду.  На круглом столе была обозначена еще одна проблема: скважины, которые бурятся в последние годы, имеют очень небольшой срок службы, и непонятно, чем это вызвано — недостаточной квалификацией специалистов-бурильщиков или низким качеством насосов.  В качестве одного из способов решений этого вопроса, был предложен  метод электротомографии, с помощью которого можно с высокой точностью увидеть водоносные горизонты, не прибегая к масштабному разведочному бурению. Электротомография даст хороший  экономический эффект в 20 миллионов рублей за несколько лет. По общему мнению участников круглого стола, для решения проблем нужен комплексный подход, включающий в себя как изучение геологических материалов и проведение геофизических исследований, предваряющих бурение водозаборных скважин, так и качественное проектирование систем водоснабжения»

В приведенной ниже статье рассматривается проблема обеспечения населения Новосибирской области питьевой водой из подземных источников. Для подземных вод Новосибирской области характерны: повышенные значения показателей минерализации и жесткости, а также содержание железа, марганца, бора. Проведено районирование и картографирование территорий по степени риска для здоровья населения. Статья из-за её значения для указанного региона приводится практически полностью (за исключением рисунков).

«Гигиеническая характеристика минерального состава воды подземных источников на территории Новосибирской области»

Е. В. Янчук1, Г. И. Крашенинина 1,2

  1. ГБОУ ВПО Новосибирский государственный медицинский университет Минздрава России 2. ФБУН «Новосибирский НИИ гигиены» Роспотребнадзора

«Введение. Подземные источники централизованного водоснабжения на территории Новосибирской области по качественному составу в соответствии с ГОСТ 2761-84 «Источники централизованного водоснабжения», относятся ко 2-му классу, т. е. необходимо использовать дополнительную обработку для доведения их качественного состава до требования СанПиН 2.1.4.1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества». При этом большинство водопроводов из подземных источников не оборудовано необходимыми водоочистными сооружениями, в связи с чем, качество подаваемой населению питьевой воды не соответствует гигиеническим нормам. Удельный вес проб воды, не соответствующих гигиеническим нормам, в 2008–2012 годах определялся в пределах 25,9–29,3 %.

Кроме того, на территории области имеется 226 источников децентрализованного водоснабжения, из них 140 (64 %) расположены в Северном, Кыштовском, Усть-Таркском районах. При этом процент проб, превышающих гигиенические нормативы по показателям минерального состава, в динамике по годам 2008–2012 достигает 75,0–89,3 %, а доля населенных пунктов, обеспеченных доброкачественной питьевой водой в сельских поселениях, составляет лишь 31,7 %.

Результаты исследований. Гигиеническое ранжирование районов области по качеству питьевой воды, проведенное службой Роспотребнадзора, позволило выделить районы, в которых санитарно-химические показатели были выше среднеобластных значений (25,9 %):

Приоритетными гигиеническими факторами риска подземных вод на данных территориях были определены следующие: высокая минерализация (более 1000 мг/дм³), жесткость (более 7 мг/дм³), содержание железа (более 0,3 мг/дм³), бора (более 0,5 мг/дм³), марганца (более 0,1 мгдм³) аммиака (более 1,5 дм³).

В результате использования метода гигиенического районирования, были выделены следующие категории территорий: благоприятные, условно благоприятные и неблагоприятные. На территориях, отнесенных к категории благоприятных, показатели минерального состава воды не превышали гигиенических норм. На территориях, выделенных как условно благоприятные, значения приоритетных показателей риска определялись в пределах гигиенических норм, допустимых существующим законодательством на ограниченный период времени. К 3-й категории — неблагоприятные — отнесены районы, где значения приоритетных показателей превышают допустимые гигиенические нормы до трех раз и выше.

Известно, что общая минерализация воды оказывает весьма значимое влияние на организм человека. Вода с повышенной минерализацией влияет на секреторную деятельность желудка, ухудшает пищеварение и нарушает водно-солевой баланс.

Повышенная жесткость питьевой воды может привести к увеличению распространенности среди населения болезней сердечно-сосудистой системы, органов пищеварения, эндокринной системы и нарушения обмена веществ [1, 2, 4, 8, 9].

Используя метод гигиенического картографирования, который представляет собой пространственное отображение санитарно-гигиенического состояния, в частности, водных объектов во взаимосвязи со здоровьем населения и позволяет с помощью тематической карты выразить результаты комплексных гигиенических исследований, были составлены оценочные гигиенические карты качества подземных вод [6].

На территории Новосибирской области к районам, представленным как неблагоприятные в отношении минерализации и жесткости, были отнесены следующие: Татарский, Усть-Таркский, Венгеровский, Куйбышевский, Барабинский, Чановский, Доволенский, Краснозерский, Коченевский, Северный.

В воде подземных питьевых источников Новосибирской области обнаружено высокое содержание бора (2-й класс опасности), оказывающего неблагоприятное влияние на состояние здоровья. Согласно гигиеническим исследованиям, избыточное количество бора в питьевой воде оказывает неблагоприятное воздействие на репродуктивную систему человека и желудочно-кишечный тракт, имеются также научные сведения о роли данного элемента в процессах остеогенеза [3]. На рис. 2 представлена карта с выделением территорий различной степени риска по содержанию бора: до 0,5 мг/л, от 0,5–1,5 мг/л, а также районы с превышением ПДК бора более чем в 3 раза: Чистоозерный, Купинский, Баганский и Карасукский.

В результате использования метода гигиенического картографирования выделены  районы, в которых уровень аммиака был меньше значений ПДК (1,5 мг/л), а также районы со значениями, превышающими гигиеническую норму (рис. 2). Постоянное использование воды с повышенным содержанием аммиака вызывает изменения кислотно-щелочного баланса организма, а также ведет к образованию более токсичных соединений нитритов и нитратов [5].

Роль питьевой воды в развитии патологических состояний у человека возрастает по мере увеличения антропотехногенной нагрузки на здоровье, что отчетливо прослеживается в индустриально развитых регионах России [4].

В некоторых районах Новосибирской области в питьевой воде подземных источников в повышенных концентрациях присутствуют такие химические элементы как железо и марганец, которые относятся к веществам 3-го класса опасности с лимитирующим показателем вредности — органолептическим (рис. 3).

Наличие железа в питьевой воде ухудшает вкус и запах, придавая воде коричневатый цвет. При регулярном употреблении такой воды возрастает опасность различных заболеваний внутренних органов, в первую очередь печени и почек. Кроме того, избыточное количество железа неблагоприятно воздействует на кожу человека. Высокий уровень железа в питьевой воде повышает риск развития дефицита цинка и тяжелых форм атопического дерматита [10]. Избыток марганца приводит к заболеваниям костной системы [8]. Имеются научные сведения о том, что при хроническом отравлении марганцем может происходить усиление процесса гемолиза эритроцитов [7]. Повышенное содержание одновременно железа и марганца установлено на территориях Колыванского, Черепановского, Краснозерского и Сузунского районов.

Выводы

  1. Выполнено гигиеническое районирование Новосибирской области. Выделены территории различной степени риска для здоровья населения по приоритетным показателям химического состава питьевой воды из подземных источников: минерализация, жесткость, содержание бора, аммиака, железа, марганца.
  2. По результатам исследования составлены гигиенические карты.

Список литературы

  1. Грищенко С. В. Екологічні детермінантихвороб системи кровообігу серед населення кокризисного регіону / С. В. Грищенко, В. И. Агарков, Г. К. Северин // Проблеми екології та охорони здоров’я. — 2010. — № 5. — С. 110–115.
  2. Борзунова Е. А. Оценка влияния качества питьевой воды на здоровье населения / Е. А.; Борзунова, С. В. Кузьмин, Р. Л. Акрамов // Гигиена и санитария. — 2007. — № 3. — С. 32–34.
  3. Захарова И. Н. Микроэлементоз как фактор формирования остеопатии у подростков, ; И. Н. Захарова, Т. М. Творогова, А. С. Воробьева // Педиатрия. — 2012. — Т. 91. — С. 151.
  4. Ковальчук В. К. Гигиенические проблемы химического состава питьевой воды систем водоснабжения Приморского края / В. К. Ковальчук, Д. В. Маслов // Оригинальные исследования. — 2006. — № 3. — С. 60–63.
  5. Коковкин В. В. Химический состав источников питьевых вод Прибайкалья как фактор риска повышенной заболеваемости местного населения / В. В. Коковкин,Ф. В. Сухоруков, О. В. Шуваева // Сиб. экол. журн. — 2008. — № 4. — С. 61–63.
  6. Методические рекомендации по составлению гигиенических карт окружающей среды: методические рекомендации / Е. М. Трофимович [и др.]. — Новосибирск, 1989— 43 с.
  7. Мосин О. В. Вода, которую мы пьём [Электронный ресурс]. — 2003. — Режим доступа:www.o8ove.ru/article/dwater
  8. Прибылова В. Н. Состояние здоровья населения и его связь с качеством питьевой воды / В. Н. Прибылова, И. К. Решетов // Водні ресурси. Проблеми раціонально використання, охорони та відтворення. — 2010. — № 16. — С. 76–78.
  9. Рылова Н. В. Влияние минерального состава питьевой воды на здоровье детей. / Н. В. Рылова // Гигиена и санитария. — 2005. — № 1. — С. 45–46.
  10. Шарова Н. В. Особенности поражения кожи у детей с избыточным содержанием железа в питьевой воде : автореф. дис. … канд. мед. наук / Н. В. Шарова. — Смоленск, 2002. — 23 с.».

По нашему мнению, приведенная статья может оказаться полезной не только для специалистов, но и для всех тех, кто интересуется затронутыми в статье вопросами водообеспечения населения. Мы с вами, уважаемые читатели, обсудим только один её фрагмент, выделенный жирным шрифтом. Как надеюсь, вы уже могли убедиться в том, что общая минерализация питьевой воды служит, хотя и обобщённым, но существенно менее информативным и значимым фактором для оценки качества питьевой воды. Сравните с рассмотренной выше обобщённой оценкой качества воды (ООК), включающей как концентрацию неорганических элементов (катионов и анионов), так и их соотношение (см. табл. 3-8.1). Для сравнения также проведём сопоставление «Приоритетных гигиенических фактор риска подземных вод на территории НСО» с их содержанием в крови человека в следующей таблице.

Таблица 8.1-б. Сопоставление «приоритетных гигиенических факторов риска подземных вод на территории Новосибирской области» с предельно допустимыми концентрациями неорганических элементов с их  содержанием в крови человека

 

п/п

Приоритетные гигиенические факторы риска

Е. В. Янчук, Г. И. Крашенинина, мг/дм³

Контролные параметры (табл. 1, 7  и 8,2), мг/л
Спдк, мг/л

(соотношение

Спдк/ Сопт)

Класс

опасности

Кровь человека

Сопт, мг/л

М-мужчины

Ж-женщины

(средние значения)

1 Общая минерализация (более 1000 мг/дм³) 1000-1500 ???
2 Жесткость (более 7 мг/дм³) Кальций 140 (+1.43) 1 М-97.4;  Ж-98.2 (97.8)
Магний 85 (+4.0) 3 21.3
3 Содержание железа (более 0,3 мг/дм³) 0,3 (-0.21) 3 М-1.0;  Ж-1.9 (1.45)
4 Содержание бора (более 0,5 мг/дм³) 0.5 (+3.85) 0.13
5 Содержание марганца (более 0,1 мгдм³) 0,1(-0.13) 3 0.75
6 Содержание аммиака (более 1,5 дм³) 1,9 по NH4+ (+3.58) 4 0.53

 

Как следует из приведенной таблицы принятые авторами цитируемой статьи  приоритетные гигиенические факторы риска подземных вод на территории Новосибирской области, не всегда согласуются как с нормативными контрольными параметрами (ПДК и класс опасности), так и со средним содержанием неорганических элементов в крови человека. Наблюдаемые различия при сопоставлении приведенных величин в сторону превышения и занижения (хотя бы от Спдк), на наш взгляд, хотелось бы пояснить — надеюсь получить соответствующие разъяснения авторов цитируемой статьи. Что касается собственно факторов риска, то складывается такое впечатление, что для их определения более целесообразно использовать рассмотренный нами ранее полимолекулярный подход. Ранее мы уже рассмотрели подход, в соответствии с которым из всего набора нескольких  десятков наименований макро-, микро- и ультра-микроэлементов, а также анионов, присутствующих в питьевой воде или от соотношения их концентраций, может зависеть  состояние  здоровья человека. В свою очередь, из состава питьевой воды необходимо полностью удалять примеси техногенного происхождения. На наш взгляд, только дистилляция водопроводной воды может позволить жителям Новосибирского региона освободиться от указанных в табл.  многочисленных «добавок» техногенного происхождения. В свою очередь, внесение рассчитанных количеств  солевой нормализующей смеси может превратить дистиллят в функционально полноценную питьевую воду категории ОФП (см. табл. 5).

Вернёмся снова к рассмотрению предшествующих таблиц. Попытаемся ответить хотя бы на последний вопрос из представленного выше перечня. Это позволит нам убрать из рассмотрения, установленные ПДК для разнообразных техногенных  загрязнителей воды. Раз в крови человека они не содержатся, то не следует тратить средства на доказательство их «безвредности»  и установление значений ПДК (весьма затратный и длительный процесс), если всё делать «по уму», а не от известного «фонаря». Более правомерно было бы использование оценок по токсикологическому действию и наличию у химических веществ отдаленных эффектов — гонадо-эмбриотоксического, мутагенного, канцерогенного, аллергенного (см. далее).

Опыт автора по проверке  качества питьевой воды на присутствие неорганических элементов (в предельно допустимых концентрациях), прошедшей водопроводные коммуникации р.п. Кольцово, свидетельствует о её достаточном качестве по всем значениям ПДК, кроме 1.5 — кратного превышения ПДК по содержанию цинка (правда, в то время практически не «нормировались» примеси органического происхождения). По-видимому, это обстоятельство связано с выщелачиванием микроэлемента из оцинкованных труб и его превышение необходимо учитывать при определении нормативных показателей и при составлении специальных солевых нормализующих композиций. Фактически цинк можно не  добавлять в питьевую воду и солевые композиции, учитывая повсеместную однотипную организацию разводки воды по жилым домам, и не только для жителей р.п. Кольцово. Современные коммуникации должны предусматривать использование для разводки воды труб из пластмассы. И ещё одно замечание — отсутствие превышения ПДК неорганических примесей в питьевой воде, вне зависимости от обозначения существующих в настоящее время официальных категорий качества, не  делает воду физиологически полноценной.

Подчеркнём ещё раз, что водопроводная вода в Новосибирске считалась достаточно чистой по сравнению с другими городами и населёнными пунктами Российской Федерации. Хотя присутствие и в этой воде различных экзогенных ингредиентов, например, поли — хлорированных и — бромированных органических соединений и тем более заведомо онкогенных примесей, у каждого разумного человека  должно вызывать «священный ужас».

У автора начинают накапливаться сведения о качестве воды в некоторых регионах и промышленных городах (см. далее). В табл. 8.2  присутствуют все примеси, даже такие, попадание которых в организм человека и в ультра-микро количествах категорически  нежелательно — химики, фармацевты, токсикологи и биологи, надеюсь, меня поймут.

Таблица 8.2. Значения  показателей качества  питьевой воды, подаваемой системами хозяйственно-питьевого водоснабжения в распределительные сети города Ульяновска

№ п/п Определяемые показатели Единица измерения Нормативы

СанПиН 2.1.4.1074-01

ГН 2.1.5.1315-03,

ГН 2.1.5.2280-07

Результаты контроля качества питьевой воды сооружений водоподготовки
УСВП

(Правобережье)

СВП

(Новый город)

НФС

(Верхняя и Нижняя Терраса)

Органолептические показатели.
1 Запах балл 2 2 1 2
2 Привкус балл 2 2 1 2
3 Цветность градус цветности 20 (35) 6,9-7,1 4,7 3,7
4 Мутность (по формазину) ЕМ/дм3 2,6 (3,5) < 1 < 1 < 1
Обобщенные показатели
5 Водородный показатель (рН) ед. рН 6-9 7,0 7,6 7,3
6 Общая минерализация (сухой остаток) мг/дм 3 1000 (1500) 284-287 350,0 362,0
7 Жесткость общая о Ж 7(10,0) 3,6 5,5 5,0
8 Щелочность общая ммоль/дм3 1,70-1,75 5,6 3,9
9 Гидрокарбонат-ион мг/дм3 400 104-107 343,0 240
10 Окисляемость перманганатная мг/дм 3 5 3,2-3,3 1,16 1,8
11 Нефтепродукты мг/дм 3 0,1 <0,005 <0,05 <0,05
12 Поверхностно-активные вещества анионоактивные (АПАВ) мг/дм 3 0,5 <0,025 <0,025 <0,025
13 Фенолы (общие и летучие) мг/дм 3 0,25  <0,0005 < 0,0005 <0,0005
14 Химическое потребление кислорода (ХПК) мг/дм 3 14-16
Неорганические вещества
15 Алюминий мг/дм 3 0,2 <0,04 <0,01 <0,01
16 Аммиак и ионы аммония (суммарно) мг/дм 3 1,5 0,36-0,38 <0,05 <0,05
17 Барий мг/дм 3 0,7 0,027-0,026 0,11 0,096
18 Бериллий мг/дм 3 0,0002 <0,0001 <0,0001 <0,0001
19 Бор мг/дм 3 0,5 <0,05 0,101 <0,05
20 Диоксид хлора мг/дм 3 <0,05
21 Железо общее мг/дм 3 0,3 ( 1,0) <0,04 <0,1 <0,1
22 Кадмий мг/дм 3 0,001 <0,0001 <0,0001 <0,0001
23 Кобальт мг/дм 3 0,1 0,0017-0,0018 0,0015 0,0029
24 Кремнекислота мг/дм3 10 3,0 7,6 6,5
25 Марганец мг/дм 3 0,1 (0,5) 0,018 <0,05 <0,05
26 Медь мг/дм 3 1,0 0,0012-0,0020 0,0015 0,0016
27 Молибден мг/дм 3 0,07 0,0011-0,0010 <0,001 0,0012
28 Мышьяк мг/дм 3 0,01 <0,005 <0,005 <0,005
29 Никель мг/дм 3 0,1 0,0028-0,0027 0,0017 0,0019
30 Нитрат-ион мг/дм 3 45 2,0 6,3 2,3
31 Нитрит-ион мг/дм 3 3,0 0,0034-0,0036 < 0,02 <0,02
32 Общий активный хлор мг/дм 3 < 1,2 < 0,05
33 Ртуть общая мкг/дм 3 0,5 <0,1 <0,1 <0,1
34 Свинец мг/дм 3 0,01 <0,001 <0,001 <0,001
35 Селен мг/дм 3 0,01 <0,002 <0,002 0,0020
36 Серебро мг/дм 3 0,05 <0,0005 < 0,0005 < 0,0005
37 Стронций мг/дм 3 7,0 0,55-0,52 0,40 0,40
38 Сульфат-ион мг/дм 3 500 66-68 16,8 44,0
39 Сульфид-ион мг/дм 3 0,003 <0,002 <0,002
40 Сурьма мг/дм 3 0,005 <0,005 <0,005 <0,005
41 Уран мг/дм 3 0,015 <0,002 <0,002 <0,002
42 Фторид-ион мг/дм 3 1,5 0,13-0,14 0,32 0,26
43 Фосфат-ион мг/дм 3 3,5 <0,05 0,243 0,066
44 Формальдегид мг/дм 3 0,05 <0,02 <0,02 <0,02
45 Хлор остаточный суммарный мг/дм 3 1,2 1,14-1,16 <0,05 0,81
46 Хлор остаточный связанный мг/дм 3 0,8 -1,2 1,12-1,14
47 Хлор остаточный свободный мг/дм 3 0,3-0,5 <0,3 0,48
48 Хлорит-ион мг/дм 3 0,2 0,072
49 Хлорид-ион мг/дм 3 350 19,5-19,2 12,6 38,4
50 Хром мг/дм 3 0,05 <0,001 <0,001 <0,001
51 Цианиды мг/дм 3 0,07 <0,01 <0,01 <0,01
52 Цинк мг/дм 3 1,0 <0,001 0,0014 <0,001
Органические вещества
53 Альдрин мкг/дм 3 2 <0,1 <0,1 <0,1
54 Бензол мг/дм 3 0,001 <0,005 <0,005 <0,005
55 Толуол мг/дм 3 0,024 <0,005 <0,005 <0,005
56 Стирол мг/дм 3 0,02 <0,005 <0,005 <0,005
57 орто-ксилол мг/дм 3 0,05 <0,0025 <0,0025 <0,0025
58 мета-ксилол мг/дм 3 0,05 <0,0025 <0,0025 <0,0025
59 пара-ксилол мг/дм 3 0,05 <0,0025 <0,0025 <0,0025
60 Этилбензол мг/дм 3 0,002 <0,0025 <0,0025 <0,0025
61 альфа-гексахлорциклогексан (альфа-ГХЦГ) мкг/дм 3 2 <0,1 <0,1 <0,1
62 бета- гексахлорциклогексан (бета-ГХЦГ) мкг/дм 3 2 <0,1 <0,1 <0,1
63 гамма- гексахлорциклогексан (гамма-ГХЦГ) мкг/дм 3 2 <0,1 <0,1 <0,1
64 Гексахлорбензол мкг/дм 3 1 <0,1 <0,1 <0,1
65 Гептахлор мкг/дм 3 50 <0,02 <0,02 <0,02
66 4,4-дихлордифенил-дихлорэтан (ДДД) мкг/дм 3 2 <0,1 <0,1 <0,1
67 4,4 –дихлордифенил-трихлорэтан (ДДТ) мкг/дм 3 2 <0,1 <0,1 <0,1
68 4,4-дихлордифенил-дихлорэтилен (ДДЭ) мкг/дм 3 2 <0,1 <0,1 <0,1
69 Хлороформ (трихлорметан) мг/дм 3 0,06 0,0081-0,0072 <0,0006 0,0143
70 Четыреххлористый

углерод (тетрахлорметан)

мг/дм 3 0,002

 

<0,0006 <0,0006 <0,0006
71 Трихлорэтилен мг/дм 3 0,005 <0,0015 <0,0015 <0,0015
72 Дибромхлорметан мг/дм 3 0,03 <0,0010 <0,0010 0,0043
73 Бромдихлорметан мг/дм 3 0,03 0,0038-0,0034 <0,0008 0,0097
74 Тетрахлорэтилен мг/дм 3 0,005 <0,0006 <0,0006 <0,0006
75 Бромоформ (трибромметан) мг/дм 3 0,1 <0,0010 <0,0010 <0,0010
76 1,2-дихлорэтан мг/дм 3 0,003 <0,001 <0,001 <0,001
77 Полиакриламид мг/дм 3 0,1 0,024-0,032
Микробиологические и паразитологические показатели
78 Общее микробное число (ОМЧ)

 

КОЕ в 1 см3 не более 50 1 1 1
79 Общие колиформные бактерии (ОКБ) КОЕ  в 100 см3 отсутствие не обнаружено не обнаружено не обнаружено
80 Термотолерантные колиформные бактерии (ТКБ) КОЕ  в 100 см3 отсутствие не обнаружено не обнаружено не обнаружено
81 Колифаги

 

БОЕ в 100 см3 отсутствие не обнаружено не обнаружено не обнаружено
82 Споры сульфитредуцирующих клостридий КОЕ  в 20 см3 отсутствие не обнаружено не обнаружено
83 Цисты лямблий Число цист  в 50 дм3 отсутствие не обнаружено
84 Esсherichia coli КОЕ  в 100 см3 отсутствие не обнаружено не обнаружено не обнаружено
85 Ооцисты криптоспоридий Число ооцист  в 50 дм3 отсутствие не обнаружено
86 Энтерококки КОЕ  в 100 см3 отсутствие не обнаружено не обнаружено
Радиологические показатели
87 Удельная суммарная

альфа — активность

Бк/кг 0,2 <0,002 0,042 0,055
88 Удельная суммарная

бета — активность

Бк/кг 1,0 0,144 0,120 0,074

 

Примечания:

  1. Контроль проводится Центральной аналитической лабораторией УМУП ВКХ «Ульяновскводоканал» (Аттестат аккредитации RA.RU. 512799)  в соответствии с Программами производственного контроля, утвержденными администрацией города и согласованными  с территориальным органом Роспотребнадзора по Ульяновской области.
  2. Используемые документы:

— Санитарно-эпидемиологические правила и  нормативы. СанПиН  2.1.4.1074-01. Питьевая вода. Гигиенические требования  к качеству воды централизованных систем  питьевого водоснабжения. Контроль качества.

— ГН 2.1.5.1315-03. Водоотведение населенных мест, санитарная охрана водоемов. Предельно допустимые концентрации (ПДК) химических веществ в воде водных объектов хозяйственно-питьевого  и культурно-бытового водопользования.

Ниже приводится перечень примесей веществ, от которых следует освобождаться в процессе водоподготовки в обязательном порядке..

Таблица 8.2-а. ПДК экзогенных примесей в питьевой воде Ульяновска, не содержавшихся в крови человека. Оценка возможности удаления их значительной части при кипячении воды и при дистилляции

п/п

Наименование примеси ПДК,

мг/л

Интервалы

содержания

в  воде, мг/л

Температуры кипения,

1 1,2-дихлорэтан 0,003 <0,001 83.5
2 4,4 –дихлордифенил-трихлорэтан (ДДТ) 2 <0,1
3 4,4-дихлордифенил-дихлорэтан (ДДД) 2 <0,1
4 4,4-дихлордифенил-дихлорэтилен (ДДЭ) 2 <0,1
5 Альдрин 2 <0,1
6 альфа-гексахлорциклогексан (альфа-ГХЦГ) 2 <0,1
7 Алюминий 0,2 <0.01-<0,04
8 Барий 0,7 0,027-0,11
9 Бензол 0,001 <0,005 80.1
10 Бериллий 0,0002 <0,0001
11 бета- гексахлорциклогексан (бета-ГХЦГ) 2 <0,1
12 Бромдихлорметан 0,03 0,0008-0,0097 90
13 Бромоформ (трибромметан) 0,1 <0,0010 68.7
14 гамма- гексахлорциклогексан (гамма-ГХЦГ) 2 <0,1
15 Гексахлорбензол 1 <0,1
16 Гептахлор 50 <0,02
17 Дибромхлорметан 0,03 <0,0010-0.0043 119-120
18 Диоксид хлора Нет данных <0,05 6
19 Кадмий 0,001 <0,0001
20 мета-ксилол 0,05 <0,0025 139.1
21 Мышьяк 0,01 <0,005
22 Нефтепродукты 0,1 <0,005-<0,05 +
23 Нитрат-ион 45 2,0-6.3
24 Нитрит-ион 3,0 0,0034-< 0.02
25 Общий активный хлор < 1,2 < 0.05 +
26 орто-ксилол 0,05 <0,0025 144.4
27 пара-ксилол 0,05 <0,0025 138.3
28 Поверхностно-активные вещества анионоактивные (АПАВ) 0,5 <0,025
29 Полиакриламид 0,1 0,024-0,032
30 Ртуть общая 0,5 <0,1
31 Свинец 0,01 <0,001
32 Серебро 0,05 < 0,0005
33 Стирол 0,02 <0,005
34 Стронций 7,0 0,40-0.55
35 Сульфид-ион 0,003 <0,002
36 Сурьма 0,005 <0,005
37 Тетрахлорэтилен 0,005 <0,0006 120.8
38 Толуол 0,024 <0,005 110.6
39 Трихлорэтилен 0,005 <0,0015 87.3
40 Уран 0,015 <0,002
41 Фенолы (общие и летучие) 0,25  <0,0005 +
42 Формальдегид 0,05 <0,02 99
43 Хлор остаточный свободный 0,3-0,5 <0,3-0.48 +
44 Хлор остаточный связанный 0,8 -1,2 1,12-1,14
45 Хлор остаточный суммарный 1,2 1,14-1,16
46 Хлорит-ион 0,2 0.072
47 Хлороформ (трихлорметан) 0,06 0,0006-0,0143 61.5
48 Цианиды 0,07 <0,01
49 Четыреххлористый

углерод (тетрахлорметан)

0,002

 

<0,0006 76.7
50 Этилбензол 0,002 <0,0025

 

Примечания:

— Альдрин — хлорорганическое соединение, полихлорциклодиен, высокотоксичный инсектицид, а также гербицид, весьма стоек, не поддаётся биохимическому разложению, поэтому считается одним из самых опасных пестицидов;

— приведены температуры кипения 16 низко летучих соединений, способных испаряться в процессе кипячения питьевой воды (полностью или в виде азеотропных смесей с водой);

— интервалы содержания примесей были установлены путём объединения значений для воды, поступающих в сети Правобережья, Нового города  и Террас;

—  все приведенные в данной таблице неблагоприятные для организма человека загрязнения практически полностью удаляются в одну стадию только при дистилляции — кипячение(первый отгон вместе с кубовым остатком, (см. далее раздел  «Сырьё для производства физиологически полноценных нормализующих солевых систем»).

Таким образом, только дистилляция водопроводной воды может позволить жителям Ульяновска освободиться от указанных в табл. 8.2а пятидесяти аномальных ингредиентов техногенного характера, а добавки солевой нормализующей смеси могут превратить дистиллят в функционально полноценную питьевую воду категории ОФП (см. табл. 5). Более того, можно не дожидаться решения этой проблемы со стороны государства, а решить её самостоятельно для своей семьи и окружения, организовав соответствующую наработку дистиллированной воды с требуемыми составами нормализующих минеральных добавок.

Далее по запросу —  «результаты анализа проб воды на 25 и 26 мая 2016 года, Волгоград» удалось получить только следующую информацию: «Ежедневно проводится анализ проб с 6 водоочистных станций по 23 показателям и ежемесячно – расширенный анализ по 43 показателям. Помимо этого, по водоразводящей сети города по 8 районам ежемесячно отбирается около 1 тысячи проб. В бактериологической лаборатории ежедневно проводятся микробиологические анализы по 6 показателям». Но, судя по откликам населения и по тому, что качеством воды уже занимается (-лась) местная прокуратура, качество воды и информация о состоянии дел в этой области оставляют желать лучшего. Перспективы улучшения также не понятны.

Теперь о качестве питьевой воды в г. Астраханском регионе.

Снова цитируем фрагмент аннотации к статье  Н.В. Челнокова, В.Н. Тарасов, В.А. Тарасова «Сравнительная оценка питьевой воды Астраханского газоконденсатного месторождения и г. Астрахани», Успехи современного естествознания, 10, с. 133-136 (2007). — www.rae.ru

«Вода реки Волги и её притоков протекает через 26 областей и республик России, приходит в Астраханский регион начиненная всевозможными загрязнениями. В последние годы возник ряд общественных организаций и движений по спасению Волжского бассейна, дельты Волги и Каспия. Федеральная экологическая программа «Возрождение Волги» по своему замыслу должна привести к коренному улучшению экологической обстановки и условий проживания населения Волжского бассейна. Питьевая вода, полученная из поверхностных водоисточников, характеризуется, как правило, высоким уровнем загрязнения по всем группам ЛПВ и низким содержанием биологически важных элементов (в частности фтора). Получение питьевой воды, не соответствующей санитарно-гигиеническим требованиям, несет в себе угрозу массовых заболеваний населения, повышенной смертности (особенно детской). Развивающаяся высокими темпами промышленность (отставание строительства очистных сооружений)… привели к невиданному ранее и не менее опасному загрязнению р. Волги и её бассейна промышленными сточными водами, содержащими различные химические примеси — соли тяжелых металлов, сложные трудно окисляемые органические соединения, поверхностно-активные вещества (СПАВ) и другие. Территория района размещения Астраханского газоконденсатного месторождения характеризуется сложными гидрохимическими условиями. Здесь, наряду с пресными водами, весьма широко распространены высокоминерализованные воды и рассолы. В пределах Волго-Ахтубинской поймы расположен водоносный горизонт аллювиальных отложений. Важным критерием, определяющим условия водоносности аллювиальных отложений, является тесная связь их с поверхностными водами и активное участие в формировании речного стока. В целях охраны водных ресурсов санитарно-защитной зоны на Астраханском газоперерабатывающем комплексе по проекту применена бессточная система канализации, очистки и утилизации сточных вод по отношению к водотокам Волго-Ахтубинской поймы, имеющим народнохозяйственное значение. Производственные и бытовые сточные воды после механической и биологической очистки на КОС-1 и КОС-2 сбрасываются в емкость сезонного регулирования и далее в вегетационный период утилизируются на земледельческие поля орошения. Проектом исключается загрязнение вод за счет емкости сезонного регулирования, которая, однако, построена без достаточной гидроизоляции дна. В настоящее время уже прослеживается, что емкость фильтрует, что создает возможность разгрузки в р. Берекет, р. Ахтубу и, следовательно, попадания загрязняющих токсических веществ в эти водоемы. Создание эффективной системы контроля качества воды остается одной из основных и пока не до конца решенных задач гигиенической науки. До настоящего времени контролирующие службы продолжают ориентироваться на стандартные показатели, приведенные в перечнях ГОСТов «Вода питьевая» и «Источники централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения». Следствием этого являются нерациональные затраты средств на определение загрязнений, которых нет в воде, поскольку они не поступают в водоемы, а с другой стороны — повышение вероятности бесконтрольного сброса токсичных соединений, не включенных в перечни ГОСТов. На эффективность контроля негативно сказывается и недостаток приборов для определения широкого спектра загрязняющих воду веществ — хромато-масс-спектрометров и атомно-адсорбционных спектрофотометров, которыми оснащены службы контроля качества окружающей среды за рубежом. Выбор показателей для контроля качества воды требует глубокого научного обоснования. Для этого нужно использовать различные подходы. Один из подходов предполагает выделение наиболее опасных загрязнений воды в соответствии с классификацией веществ по степени опасности. Классификация построена пот принципу вредности веществ (органолептическому, общесанитарному, токсикологическому и наличие у химических веществ отдаленных эффектов — гонадо-эмбриотоксического, мутагенного, канцерогенного, аллергенного). Водоснабжение населенных пунктов — один из видов использования водных ресурсов. Основным видом водопользования является хозяйственно-питьевое водоснабжение населения. С водоснабжением населенных мест связано поддержание высокого уровня общественного здоровья, устранение опасности многих эпидемических заболеваний, общее благоустройство и санитарный комфорт в жилищах… Анализ показателей среднегодовых и средней многолетней концентрации содержания химических веществ в питьевой воде показал, что все значения находятся в пределах нормы и не превышают ПДК… Из привнесенных источников загрязнения питьевой воды, прежде всего, необходимо выделить соли алюминия, которые применяются при водоподготовке на водопроводных очистных сооружениях. Большие дозы алюминия могут угнетать водные организмы, подавлять активность слюнных и желудочных ферментов, останавливать рост отдельных тканей… В динамике среднегодовых значений прослеживается рост концентраций остаточного алюминия в питьевой воде по годам исследования, хотя данные показатели не превышали ПДК и находились, в пределах 0,07 — 0,34 мг/дмЗ и 0,06 — 0,32 мг/дмЗ на ВОС-1 и на ВОС-2, соответственно. По г. Астрахани показатели остаточного алюминия в водопроводной воде также не превышали ПДК и находились в пределах 0,0012 — 0,083 мг/мЗ. Однако, следует отметить, что в отдельные периоды (апрель, май 1988 г.) содержание алюминия в питьевой воде водопроводной сети ВОС-2 превышало ПДК и составляло, соответственно, 1,08 мг/л и 0,547 мг/л. Превышение содержания остаточного алюминия в питьевой воде на ВОС-1 было выявлено в 1991 году в мае — 0,54 мг/л, в 1992 г. в марте — 0,87 мг/л, в 1993 г. в мае — 0,56 мг/л и в 1996 г. в июле — 2,9 мг/л, что отразилось, по всей видимости, и на среднегодовом значении концентрации 1996 года — 0,518 мг/л, которое незначительно превысило ПДК.

В жизни водных растений и водорослей природных водоемов велика роль марганца, так как он способствует утилизации диоксида углерода растениями, а также участвует в восстановлении нитратов и других биохимических процессах. На этом заостряется внимание в связи с тем, что в отдельные месяцы его среднемесячные концентрации превышали ПДК. Так, были зафиксированы среднемесячные превышения ПДК по марганцу в питьевой воде на ВОС-1 в 1989 году в январе, в 1990 году в июле, в 1991 году в июне, июле, августе и сентябре, в 1992 году в январе, апреле и мае, в 1994 году в феврале, августе, сентябре, ноябре и декабре, в 1995 году в январе, феврале, апреле, мае, июне, июле, августе, сентябре и октябре, что и дало в этом году превышение среднегодового значения выше ПДК в 2,4 раза. Аналогично этому, были отмечены среднемесячные значения концентрации марганца в питьевой воде, превышающие ПДК на ВОС-2: в 1991 году в июле, августе, октябре и ноябре, в 19921993 году в январе и мае, в 1994 году в ноябре и декабре, а в 1995 году, также как и на ВОС-1, в те же самые месяцы года, что также привело к увеличению среднегодового значения марганца в 1,8 раза выше ПДК. В 1996 году среднемесячные показатели концентрации марганца в питьевой воде как на ВОС-1, так и на ВОС-2 находились в пределах нормы и не превышали ПДК. Однако в последующие 1997 и 1998 года исследования среднегодовые значения концентраций марганца в питьевой воде превышали ПДК в 1997 году на ВОС-1 в 5 раз и на ВОС-2 в 2,9 раза, а в 1998 году на ВОС-1 в 2,3 раза и на ВОС-2 — в 1,63 раза. В г. Астрахани среднегодовые значения концентрации марганца в питьевой воде в 1992 году превысили ПДК в 3 раза, и в 1996 году в 1,66 раза, а в остальные изучаемые года концентрация марганца была ниже ПДК.

Среднегодовые и среднемноголетние значения концентрации общего железа в питьевой воде водопроводной сети ВОС-1 и ВОС-2 находятся ниже ПДК… Однако среднемесячные значения (www.rae.ru Российская Академия Естествознания Научный журнал «Успехи современного естествознания»№10, 2007 год) содержания общего железа в питьевой воде водопроводной сети незначительно превышали ПДК только на ВОС-1, что выявлялось в 1991 году в декабре, в 1992 году в октябре, в 1993 году в июле, в 1994 году в мае, июне, августе и ноябре, в 1995 году в феврале, марте, апреле, июле, августе и сентябре, а в 1996 году в мае и июне. Причем следует отметить, что в 1995 году среднегодовое значение концентрации общего железа находилось в пределах ПДК (0,3 мг/л). Аналогичные концентрации железа выявлялись и в водопроводной воде г. Астрахани в 1992 году, а в 1998 и 1998 годах отмечалось незначительное превышение концентрации железа в 1,03 и 1,17 раза соответственно. В питьевой воде водопроводной сети ВОС-2 не было отмечено ни одного превышения среднемесячного значения ПДК по общему железу. Таким образом, превышения значений ПДК среднемесячных концентраций химических веществ, влияющих на органолептические свойства питьевой воды (алюминий, марганец, железо), прослеживались на протяжении всего периода исследования (1988-1998 гг.). Обращает на себя внимание трудно объяснимый факт обнаружения в питьевой воде ВОС- ql q2 q3 К сум. = + + +…. ПДК 1 ПДК 2 ПДК 3 где ql, q2, q3,… qn — фактические концентрации веществ в водопроводной воде, ПДК 1, ПДК 2, ПДК 3…. ПДК п — предельно-допустимые концентрации этих же веществ. При этом суммарный показатель не должен превышать 1 (единицы). Результаты анализа качества водопроводной воды на АГК и в г. Астрахани по суммарному показателю (К сум.), который учитывает эффект суммации воздействия различных веществ на организм человека и животных, показали, что органолептические свойства водопроводной воды в г. Астрахани превышают 1 (единицу) за все года исследуемого периода. На АГК данный интегральный показатель на ВОС-1, также на протяжении всего исследуемого периода превышал допустимые значения, а на ВОС-2, начиная с 1995 года суммарный показатель органолептических свойств воды находился ниже 1 (единицы). Суммарный показатель химических веществ влияющих на органолептические свойства водопроводной воды в г.Астрахани превышал допустимые значения по годам исследования, но, однако, в 1993 и 1997 годах данный показатель укладывался в норматив и был ниже, а на АГК данный показатель, как на ВОС-1, так и на ВОС-2 значительно превышал 1 (единицу). По данным многолетних исследований лабораторий центров Госсанэпиднадзора, органов 1 в октябре 1990 года ионов ртути (0,13 мг/л) и остаточные следы их содержания в ноябре. Основным критерием качества питьевой воды являются предельно-допустимые концентрации (ПДК) химических веществ. Поэтому для оценки состояния или степени загрязнения воды используются усредненные показатели загрязнения воды, нормированные на ПДК соответственно периоду усреднения. Однако среднемесячные значения содержания общего железа в питьевой воде водопроводной сети незначительно превышали ПДК только на ВОС-1, что выявлялось в 1991 году в декабре, в 1992 году в октябре, в 1993 году в июле, в 1994 году в мае, июне, августе и ноябре, в 1995 году в феврале, марте, апреле, июле, августе и сентябре, а в 1996 году в мае и июне. Причем следует отметить, что в 1995 году среднегодовое значение концентрации общего железа находилось в пределах ПДК (0,3 мг/л). Аналогичные концентрации железа выявлялись и в водопроводной воде г. Астрахани в 1992 году, а в 1998 и 1998 годах отмечалось незначительное превышение концентрации железа в 1,03 и 1,17 раза соответственно. В питьевой воде водопроводной сети ВОС-2 не было отмечено ни одного превышения среднемесячного значения ПДК по общему железу. Таким образом, превышения значений ПДК среднемесячных концентраций химических веществ, влияющих на органолептические свойства питьевой воды (алюминий, марганец, железо), прослеживались на протяжении всего периода исследования (1988-1998 гг.). Обращает на себя внимание трудно объяснимый факт обнаружения в питьевой воде ВОС- ql q2 q3 К сум. = + + +…. ПДК 1 ПДК 2 ПДК 3 где ql, q2, q3,… qn — фактические концентрации веществ в водопроводной воде, ПДК 1, ПДК 2, ПДК 3…. ПДК п — предельно-допустимые концентрации этих же веществ. При этом суммарный показатель не должен превышать 1 (единицы). Результаты анализа качества водопроводной воды на АГК и в г. Астрахани по суммарному показателю (К сум.), который учитывает эффект суммации воздействия различных веществ на организм человека и животных, показали, что органолептические свойства водопроводной воды в г. Астрахани превышают 1 (единицу) за все года исследуемого периода. На АГК данный интегральный показатель на ВОС-1, также на протяжении всего исследуемого периода превышал допустимые значения, а на ВОС-2, начиная с 1995 года суммарный показатель органолептических свойств воды находился ниже 1 (единицы). Суммарный показатель химических веществ влияющих на органолептические свойства водопроводной воды в г.Астрахани превышал допустимые значения по годам исследования, но, однако, в 1993 и 1997 годах данный показатель укладывался в норматив и был ниже, а на АГК данный показатель, как на ВОС-1, так и на ВОС-2 значительно превышал 1 (единицу). По данным многолетних исследований лабораторий центров Госсанэпиднадзора, органов 1 в октябре 1990 года ионов ртути (0,13 мг/л) и остаточные следы их содержания в ноябре. Основным критерием качества питьевой воды являются предельно-допустимые концентрации (ПДК) химических веществ. Поэтому для оценки состояния или степени загрязнения воды используются усредненные показатели загрязнения воды, нормированные на ПДК соответственно периоду усреднения».

Смотришь на все приведенные выше таблицы, читаешь фрагменты научных статей, и становится очень неуютно. Кто же из «специалистов» устанавливал ПДК для питьевой воды и определял значимые цифры для бенз(а)пирена, ДДТ и других органических хлорированных токсикантов в питьевой воде, вместо того, чтобы проставить в таблице жирные «нули».

Для прекращения многолетнего эксперимента над населением Астраханского и других регионов страны нужно безотлагательно и неукоснительно требовать нормализации минерального состава и полного  запрета присутствия экзогенных загрязнений в питьевой воде. Возникает естественный вопрос: Неужели специалистам Роспотребнадзора и других государственных органов, призванных заботится о нашем здоровье, удалось провести исследования на населении, отслеживая влияние на здоровье и продолжительности жизни людей в течение нескольких поколений и доказать полную «безвредность» ПДК для такого рода добавок? Может быть, здоровье населения наших городов не ухудшилось? Имеется всего лишь одна строчка (выделенная нами) в начале цитируемой работы, которая «стыдливо» приоткрывает истинное положение дел в этой области, правда без ссылок на оригинальные исследования.

Установление значений ПДК похоже на настоящий «трудовой подвиг»! Хотелось бы поимённо назвать «специалистов», участвующих в подобной процедуре. И ещё, хорошо бы узнать, какую воду они сами и окружающие их члены семей употребляют.

Оказалось, что специалисты, участвующие в обсуждении требований к качеству питьевой воды, перечислены в нормативном документе — «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды, расфасованной в емкости. Контроль качества. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПиН 2.1.4.1116-02», фрагменты которого приведены в Приложении 4. Мы не можем выделить из общего списка тех, кто ратовал за принятие текста этого документа и не знаем, участвовали ли они в одобрении изменений, принимаемых в 2010 году. Следует, однако, установить поимённо лиц, непосредственно ответственных за появление этого документа, чтобы мы с вами, уважаемые читатели, и наши потомки их знали. И, чтобы следующие поколения специалистов не забывали о том, что измываться над природой человека ни в коем случае нельзя, даже в угоду индустриальной или примитивной рыночной «оптимизации» и выгоде. Автор полагает, что для того, чтобы им в будущем «не прогибаться» под давлением указанных и подобных «обстоятельств» нужно обладать достоверными, а не оценочными знаниями о воздействии устанавливаемых ПДК на человеческий организм. Неужели, как это бывало часто, указанные «нормы» были приняты единогласно — «одобрямс!» без тени сомнений?

Как уже всем уже стало понятным, что загрязнение поверхностных водных ресурсов является основной причиной появления такого рода примесей в водопроводной воде, с учётом возможных добавок загрязнений, связанных с недостаточно совершенной технологией водоподготовки.

Поэтому, читателей убедительно призываю подумать над вариантами специфических «памятных знаков» для составителей подобных документов (публикаций и памятных табличек). Бессмысленно, при этом, учитывать потребности и интересы руководителей и персонала предприятий, способствующих превращению естественной Природы в загаженную окружающую среду. Поэтому специалистам, так или иначе, связанным с установлением ПДК и с процессами водоподготовки в нашей стране не следует прогибаться под давлением указанных «обстоятельств». Как уже отмечалось выше, по крайней мере, необходимо думать и детально и максимально длительно исследовать возможное воздействие ПДК на человеческий организм. И, что очень важно,  иметь простое сочувствие к нынешнему и будущим поколениям, а также — человеческую совесть, не замутнённеую пресловутой «оптимизацией».

В свою очередь,  нам с вами, уважаемые читатели,  остаётся только требовать  создание системы  жёсткого контроля  качества питьевой воды — «товара народного потребления», со стороны чиновников «вертикали власти». Эта вертикаль, как показывает опыт, не просто прогибается в «нужном» для производителей направлении, но взоры и чувства региональных чиновников обычно направлены в «заоблачные выси» сиюминутных «установок» вышестоящих руководителей. Поэтому за управленцами всех уровней  тоже нужен контроль… и ещё раз —  контроль. Неужели этот процесс повального контроля друг за другом не имеет конца и края в формируемой системе всеобщего существования?

Следует заметить, что по имеющейся у автора (правда, весьма скудной) информации в так называемых «цивилизованных» странах с рыночной экономикой производство качественной питьевой воды также представляет  серьёзную  проблему. Не знаю, каким образом мировое сообщество сможет подойти к её решению. Наверно, как всегда, засучив рукава в поиске «рыночной сиюминутной выгоды», и ужесточения всеобъемлющего контроля качества выпускаемой для населения продукции.

Правда, следует отметить, что вынужденный интерес к экологическим проблемам питьевой воды начинает проявляться. Обычно сетуют на её плохое качество.

Но вот недавно пришёл отклик из Германии на очередную рассылку автора о качестве воды:

«Уважаемый Анатолий Николаевич, тема воды крайне интересная и сверхактуальная. Будучи в рабочей командировке в Шанхае я участвовал в переговорах по поводу обеспечения питьевой водой мегаметрополий, в Шанхае проживает около 30 млн человек и обеспечить водой город крайне сложно. В рамках этого проекта нами было предложено делить воду для питья и готовки и на техническую, а так как для питья требуется около 5% всего объема потребляемой воды , а питьевую воду  модифицировать после специальной очистки технической воды …минеральными комплексами. Я мог бы Вас подключить к  этому проекту, который, к сожалению… пока еще не четко обозначен. С уважением, Михаил».

Привожу свой ответ — «Михаил! С удовольствием подключусь — дело очень горячее, а технология модификации любой воды для питья очень простая.  Тем более, что в Шанхае живёт моя дочь и два внука. С уважением,…». Ну что же, будем дожидаться «обозначения».

В бытность моих поездок по КНР мне действительно довелось убедиться в задымлённости больших городов. Я даже способствовал проведению анализа прибрежной морской воды, доставленной из «солеварни» (Жёлтое море). В образцах воды оказалось громадное содержание элемента бора, попадающего, очевидно, в воду из стоков предприятий, использующих борную кислоту. Недавно узнал, что экологические проблемы (смог и, возможно, проблемы с водой) стоят перед населением и руководством Монголии. Ещё раньше мне довелось участвовать в организации анализа водопроводной воды для жителей Барселоны (Испания, 1.6 млн. человек). Эту воду никак нельзя обозначать в качестве «питьевой», скорее она должна иметь статус — «техническая».

Как говорится, мир тесен, а проблемы, в той или иной степени, для всех стран аналогичны. Хочется надеяться, что ещё при жизни моего поколения в РФ начнут производить особую физиологически полноценную питьевую воду (ОФП) и компоненты для нормализации её состава.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *