Децина

Биография

Немного о родных, и о себе

 

Ваш покорный слуга Децина Анатолий Николаевич родился в городе Владивостоке (примерно) 10 июня 1941 г. До сих пор в моей памяти осталось несколько случаев из того времени. Возможно, некоторые из них сохранились в результате запомнившихся рассказов родителей.

Далёкие воспоминания

Начну с того, что свой день рождения я встречаю дважды в году. Официальная дата (по нынешнему паспорту) — 10 июля. Но это ошибка женщины оформителя документов, когда нам меняли паспорта, и моей невнимательности при его получении. Самое смешное, что мне рассказывала мама, что родился я в деревне Фурманово, Ольгинского района, Приморского края несколько раньше, а регистрировали меня во Владивостоке. Добирались долго и трудно, да и с новорожденным младенцем такое путешествие не осилить. Так что этот момент начала моей жизни покрыт туманом времени. И выяснить уже не у кого — мамы и папы уже нет.

Хорошо помню дом в окрестности Владивостока на Седанке, который и сейчас стоит там видавший виды — старенький. Кухонный столик с лежащим на клеёнке поразившим меня большим, как шапка, крабом. Видимо, воображение дорисовывает, что его клешни шевелились. Вряд ли четырёхлетний мальчуган мог предположить, что так поразившее его существо, также как и некоторые другие морские организмы, окажутся предметами моего научного интереса. На углу этого дома, по- видимому, под водосточной трубой, стояла деревянная бочка, в которой плавали лягушки и в которую, очевидно, наблюдая за ними, я погрузился головой вниз. Вытащили – это была моя первая опасная водяная купель. Моя мама, Надежда Карповна, с молдаванскими корнями, рассказывала, что в этом доме на веранде под кроватью моя бабушка, Ольга Степановна, организовала выращивание гусят, разместив в лукошке на подстилке гусиные яйца. Гусыня исправно исполняла свои обязанности, время от времени выходила погулять, пощипать травку и покушать. И вот после очередной прогулки она никак не хотела садиться на яйца. Заглянув под свесившееся покрывало, бабушка обнаружила меня спящим в этом лукошке на раздавленных яйцах. Она вытащила меня из-под кровати, приговаривая: «Ах, ты, владивостоцкий разбойник!» и задавая соответствующую трёпку. Так получилось, что я нанёс ущерб семейному бюджету. Какой интерес мной двигал, не знаю. Может быть, я хотел заменить гусыню. Но нечто подобное со мной происходило и в научных исследованиях.

Ещё был большой дом на Второй речке, на краю заросшего кустами оврага (рядом с полевым аэродромом), возле которой лежали сваленные кучей брёвна. Мама сидела на крыльце, а я болтался во дворе возле брёвен. Потом поднял рукой нечто тёмное и длинное с криком: «Мама, смотли, какой лемень я нашёл!». Это была змея. Что было с мамой потом, не помню, но в своих путешествиях я довольно часто встречался с этими тварями, и на меня даже ужи, не говоря о гадюках (в сибирских лесах) и щитомордниках (в приморской тайге), всегда оказывали и оказывают утробный ужас. Однажды мы с моим пожилым напарником и наставником в поисках женьшеня Григорием Матвеевичем Гоневчуком шли по пыльной дороге вдоль реки Тудагоу. Я обратил внимание на сотни пересекающих дорогу следов: как будто многочисленные велосипедисты, виляя колёсами, пересекали пыльную дорогу. Некоторые из следов по размерам походили на мотоциклетные. Я спросил Григория Матвеевича, что это за следы? И он просто ответил: «Очень сухо, и змеи с сопок спускаются к реке, а затем уползают обратно в сопки». Представьте моё состояние! Я поднял до упора резиновые болотные сапоги, и не опускал их весь день, пока мы бродили по тайге по старым копкам наставника. Жалко, но его уже нет с нами! Я и сейчас (прошло около 40 лет!), если по ТВ наталкиваюсь на канал с демонстрацией этих «божьих тварей», судорожно перехожу на другие каналы. Это такая детская «зарубка» на моей психике!

Честно говоря, и в последние годы, когда началась связанная с диабетом, на который я долго не обращал внимания – жил как живётся, гангрена, сначала на одной ноге, а потом на второй, мне, как правило, всегда снились по ночам эти ползучие твари. Перенёс три операции и теперь привыкаю к моему новому состоянию, а за уровнем сахара в крови тщательно слежу и корректирую. Надеюсь прожить до 120 лет. Как вы, уважаемые читатели, думаете, шансы есть? Ну, чем не задача для «беспробудного кольцовского оптимиста»?! Но более подробно об этом поговорим попозже.

Ещё одна нелицеприятная встреча с природой произошла, когда взрослые принесли из зарослей оврага в окрестностях Владивостока вёдра с лесным орехом (лещина). Можно представить состояние горько плачущего мальчишки, ладошки которого горели от вонзившихся колючек из ореховой оболочки, а взрослые унимали боль, заставляя держать мои руки в холодной воде.

О моих родных

Дедушка – Децина Александр Матвеевич. Его имя стало известно общественности, когда его останки вместе с крестом и окладом Евангелия неожиданно вывернул ковш экскаватора – тогда в Покровском парке города Владивостока велись работы по обследованию уцелевшего фундамента взорванной при «агрессивном социализме» Покровской церкви. Местные краеведы с высокой долей вероятности утверждают, что в церковной ограде был похоронен 37- (или 45?)-летний священник Александр Матвеевич Децина. Родом из кубанских казаков (станица Староминская). Происхождение этой фамилии можно связывать с тем, что по аналогии построения римской армии в древние времена основа казачьего воинства также состояла из структур, включающих по 10 воинов (деци). Можно полагать, что каждой десяткой командовал «децин». А мой дедушка был учителем в станичной церковно-приходской школе, а затем вместе с семьёй добрался до Приморского края (государственное освоение Дальнего Востока). В 1913-м окончил пасторские курсы, и в том же году был положен в сан дьякона, а затем стал иереем. До сих пор, судя по телефонному справочнику, в станице проживают более 10 семей – однофамильцев или может быть родственников. Александр Матвеевич Децина слыл человеком с отзывчивым сердцем. В частности, когда он служил настоятелем Покрово-Богородской церкви в с. Вассиановка (Приморский край), то создал здесь общество «сестриц», куда вошло много женщин, решивших со всей серьезностью бороться с таким страшным пороком, как пьянство мужей. Он впоследствии и во Владивостоке основал общество трезвости. Краеведы ищут ответы на вопросы, за что же действительно представитель «белого» духовенства был награжден скуфейкой (головным убором монашествующих), а также юбилейным крестом в честь 300-летия дома Романовых.

Отец – Децина Николай Александрович – капитан дальнего плавания. Последнее место работы – теплоход «Максим Горький» Дальневосточного пароходства. Через 5 лет после моего рождения наши семейные дороги разошлись. Позже, когда он вышел на пенсию, и уехал на место жительства в Полтаву, мы неоднократно встречались: я знакомил отца поочерёдно с тремя моими женами и детишками. Он всегда отличался фундаментальным подходом и основательностью в обсуждении любых вопросов – это мне нравилось и этого мне часто в жизни не хватало. Честно говоря, именно беседы с ним остановили меня от легкомысленных (на его взгляд) шагов в выборе будущей профессии. Я мог стать военным моряком (здоровьишко подкачало) или геологом, и, возможно, под воздействием увещеваний родителя выбрал своё школьное увлечение, стал химиком, затем «погрузился» в косметологию и радуюсь этому до сих пор: благодарная работа, и кое-что в этой жизни мне, кажется, удалось сделать. Возможно, именно отцовской рассудительности мне недоставало и в моей повседневной жизни.

Второй мой дедушка, Тыргола Карп Степанович, родом из Молдавии. Это был грузный и крепкий мужчина, с которым мне доводилось встречаться, и разговаривать, когда я появлялся в деревне Фурманово (Ольгинский район Приморского края). Перед первой встречей, когда, добираясь в гости к маме и дедушке, из районного центра на попутном грузовичке я разговорился с шофёром. Оказалось, что он моего деда знает. Он сказал, что все колодцы в сёлах от Фурманово (последнее село перед перевалом через Сихотэ-Алинь) до Молдавановки были вырыты моим дедом. Проезжая вдоль полей, на которых громоздились огромные (в рост человека) длинные пирамиды из аккуратно сложенных валунов, водитель снова отметил участие деда в очистке пахотных земель от постоянно извлекаемых при вспашке камней. В селе все жители занимались земледелием. Среди них были и молдаванские семьи. Да и название села Молдавановка свидетельствовало о том, что в самом начале ХХ века государство активно осваивало Дальневосточную тайгу, создавая условия для переселения народа с Запада на Восток. Когда мы встречались, дедушка обнимал меня, высокого тридцатилетнего парня, и хлопал ладонями по спине, приговаривая: — Ох хо-хо, деточка! В соседнем селе Михайловке жила семья его приёмного сына — Тырголы Ивана Карповича. В ту пору он обслуживал «сельскую электростанцию» — движок, который он запускал, когда начинало темнеть, и останавливал в определённое местными властями время. В остальное время он с напарниками лучил острогами красную крупную рыбу (сему) в притоках основной реки Тудагоу во время нереста. Такая «рыбалка» официально запрещалась, поэтому всё делалось скрытно. Запрет распространялся и на местных китайцев – тазов (с ударением на «а»). Затем руководство страны распорядилось, чтобы местные власти обеспечивали аборигенов некоторым количеством привычной для них рыбы. А, так как население перепуталось, и появились смешанные семьи с детьми, то рыба полагалась только китайцам. Как они при этом учитывали детей? Машина сельпо въезжала в село, выстраивалась очередь (в основном женщины и ребятишки) и начинался делёж. Местное начальство сверялось со списками, выдавая улов свежей рыбы поштучно, и русские женщины из смешанных семейств поднимали крик типа: – Разве я со своим «тазиком» не спала, смотрите, сколько детей нарожала!  И, что мне самой ничего за это не полагается? А мужики из остальных семей заготавливали рыбу втихую, с острогой или по ночам сетями. Мне дедушка рассказывал, что в давние времена они брали только икру и брюшко рыбы (тешу), из которого жарили на костре вкусные шашлыки – рассказывал смачно.

Мама и отчим к пяти годам вывезли меня из Владивостока в село Малые Поляны Горьковской области, где я закончил первый класс малокомплектной деревенской школы. На окраине села находилось образованное студёными ключами озеро — место двух моих очень опасных купелей. Зимнее купание, когда играя поздно вечером в «войнушку», я провалился в полынью. Спас меня соседний мальчишка (мой друг): подполз и протянул верёвку, которой он был подпоясан. Но самым удивительным было летнее купание. Плавать я не умел, сидел, подтянув коленки к груди, смотрел на воду, наверно о чём-то думал. Рядом не было никого. Не знаю, как получилось падение в воду с крутого бережка, не помню, как я выбирался и кто помогал. Вокруг никого не было. Здесь было что-то мистическое. Скорее всего, я просто забыл «концовку», так как мама и отчим не могли знать об этом – я обсох, и вернулся домой. Вот, пожалуй, и всё, что запомнилось от моих детских «погружений» в природу.

В очень далёком моём детстве мама и отчим завербовались (получили паспорта!) и переехали из села в посёлок шахты №205 (Копейский район Челябинской области). Здесь началась моя осознанная «вольная жизнь» и уличное воспитание, которое я до сих пор вспоминаю с удовольствием. Успешно осваивал «шахтёрскую дворовую лексику»: мама обнаружила первые мои познания в этом вопросе во время моего сна в 7 лет. Я недавно записал в  системе Linkedin в сведениях о знании языков, что владею административно-хозяйственным языком, правда, с припиской «не в совершенстве». Небольшими ватагами мы бродяжничали по лесам, озёрам и ручьям, которые «облавливали», приспосабливая свою одежду в качестве своеобразных «неводов», добывая мелкую рыбёшку — гольянов, жгли костры, поглощали сорочьи яйца и т.д. После седьмого класса состоялся первый туристический поход по Южному Уралу: Челябинск, озера Чебаркуль и Инышко, гребень «Откликной» и наши попытки выхода по сопкам с «винтообразными» лесными тропами, протоптанными кротоловами, в г. Златоуст. Затем школьные будни – химический кабинет в нашем распоряжении (с моим другом Аркадием Емельяновым — к сожалению, с ним давно потеряна связь) – вспышки и взрывы, химические школьные вечера. Окончание школы и работа на шахте учеником слесаря, потом токарем на Копейском машиностроительном заводе. Затем семья переехала в посёлок Красногорский (Еманжелинский район, Челябинская область), и я спустился в шахту машинистом СКР (скребковый транспортёр) и на должность откатчика.

Учёба и погружение в науку

Через год поступил в Уральский политехнический институт (Химико-технологический факультет), хотя руководители предлагали поступать в Горный институт. Я нисколько не жалею, а скорее до сих пор рад обсуждению этой проблемы с отцом. Здесь было начало погружения в науку. И на этом пути появился мой первый Учитель – Рафаил Оганесович Матевосян, которому я благодарен за романтические представления в области химии органических стабильных радикалов — парамагнитных молекул. Затем распределение в Новосибирский Академгородок (НИОХ СО АН) и работа с Коптюгом Валентином Афанасьевичем – второй мой Учитель, под руководством которого происходило, как я понимаю, профессиональное «созревание» — освоение методологических подходов в изучении карбокатионов и катионрадикалов – активных промежуточных образований в процессах электрофильного замещения ароматических соединений (одно из направлений физической органической химии). Прекрасная пора, когда романтические подходы первого Учителя соединялись с постепенно осваиваемой методологией второго Учителя (великое дело!) и новых методов исследования, помноженных на определённую степень моей настойчивости и упорства (работа с утра до ночи), по-видимому, переданных от родителей и отчётливо проявляющихся в моих странствиях и путешествиях. В памяти осталась удивительная для моей натуры фраза Коптюга В.А. «Если нет экспериментов, которые не могут быть объяснены существующей теорией, то нет никакого смысла придумывать новую теорию». Это было выше моей увлекающейся натуры. И только потом я оценил её фундаментальность, но в своей жизни я не всегда придерживался этого принципа.

Семейная жизнь

Я третий раз женат. Жена Тамара младше меня на 20 лет. Мы с ней живём вместе уже около 30 лет. Хочется добавить «в мире и согласии», но, конечно, бывали и разногласия. У Томы, правда, терпеливый и подходящий для меня характер. Вырастили сына. Я брал его в свои странствия (скорее скитания в окрестностях Академгородка). Ночевали у костра и в пустом вагончике скотоводов, снимали с себя клещей в процессе само- и взаимо — осмотра, иногда пропускали укусы этих зловредных насекомых, но всё почти всегда обходилось, путешествовали по Алтаю. Наверное, поэтому в старших классах школы сын с одноклассниками и учителем совершал длительные походы «по горам и долам». Мы всячески содействовали освоению им иностранных языков (английского и французского), и он, окончив специализированный ВУЗ, поступил на дипломатическую службу. Сегодня он работает в Посольстве РФ в Республике Беларусь на должности атташе. Недавно на квалификационном экзамене подтвердил отличное знание английского языка. Обзавёлся семьёй, и у меня появилась «вторая надежда». Имя моей мамы — Надя (мамы уже нет), и имя нашей невестки тоже Надя. Это символично: недавно появился внук Ярослав – продолжатель фамилии, так как у одного из двух папиных братьев не было детей, а у другого были только дочери. Моему внуку уже скоро 8 месяцев, и я оставил ему своё послание. У меня накопилось достаточно много информации и, как можно полагать, весьма специфических знаний. Ярослав ещё маленький, но у меня возникла идея кое-что (пожалуй, самое главное) оставить любимому внуку в виде обращения в надежде на то, что он будет мудрее меня! Я хочу, чтобы жизнь его была счастливой. Конечно, счастье — понятие достаточно многообразное и сложное, но если игнорировать мало потребную (для меня) мишуру и прочие побрякушки (деньги, успех у женщин, инстинкт приобретательства и т.д.), какими они ему не казались бы важными и значительными, то, на мой взгляд, в чистом виде останется Творчество и только Творчество! Итак, отметим наличие прямой связи между творчеством и счастьем! И я уверен, что в этом утверждении заключается абсолютная истина.

Есть еще одно очень важное обстоятельство: умение и желание делиться полученной информацией и разработками с окружающими, не дожидаясь особых финансовых вознаграждений, дифирамбов и восхвалений. Например, я прекратил патентовать свои разработки, направленные на оздоровление населения, и предлагаю их всем желающим организовать соответствующие производства.

Конечно, в каких-то вопросах можно заблуждаться, но нельзя никого обманывать в вопросах, связанных со здоровьем человека. Только так, мой любимый малыш, ты будешь воистину счастливым человеком, и сможешь оставить другим хотя бы часть полученных знаний и своих разработок!

Полагаю, что именно за такими людьми и единомышленниками лежит в целом будущее человеческого общества.

О каждой из двух предыдущих жён в памяти осталось практически только хорошие воспоминания – великое свойство памяти! Возможно, что я со своим багажом прожитых лет сохраняю именно хорошие моменты. Но сам-то себя я достаточно хорошо знаю! У моей первой жены Анны есть дочка Олеся, которую я (теперь я это точно знаю!) воспитывал «сталинскими» методами и совершенно безобразно. С позиций своего возраста искренне прошу у неё и у Ани Прощения! Лучше поздно, чем никогда. В молодости мы не ведаем, что творим! У неё растут два симпатичных мальчика — мои внуки, но живут они от меня очень далеко. Жизненные обстоятельства забросили всех (вместе с бабушкой Аней) в Шанхай. Но надеюсь когда-нибудь с ними встретиться. А сейчас посылаю им свою родословную, и желаю внукам не повторять моих ошибок.

При обдумывании этих вопросов и на основе наблюдения за особенностями окружающих семейных пар наших друзей и своих собственных воспоминаний о взаимоотношениях в моих предыдущих семьях в голову приходит некая аллегория шлифовки медных пуговиц и пряжки на ремне военнослужащего для поддержания их блеска. Обычно при этом используется специальная паста, включающая очень мелкий абразивный материал. Можно представить себе, например, что было бы с амуницией, если бы в пасте использовался грубый зернистый абразив. Полагаю, что её пришлось бы менять регулярно: пуговицы протерлись бы до дыр и пряжка, в конце концов, развалилась бы. В наших острых дискуссиях, иногда возникающих за столом по разным вопросам при регулярных встречах друзей (им всем за 50), я обычно занимал до такой степени примирительную позицию, что мне иногда говорили: — Ты, Децина, как монах! — И мне на это не следовало обижаться. Насколько себя помню, приближаясь к их возрасту, по вопросам обустройства нашей российской жизни я всегда полагал, что каждый должен на своём рабочем месте и в процессе общения с людьми придерживаться принципов, основанных на справедливости. Конечно, не считаю себя специалистом в области философии и морали. Скорее нас следует относить к категории «бытовых моралистов». Вот недавно на ТВ-канале «Дождь» в интервью с одним из миллиардеров – российских капиталистов я услышал новое для себя определение «справедливая нажива». Удивительное даже для моего «церковного умиротворения» словосочетание! По-видимому, существует его антипод – «несправедливая нажива». А если детально разобраться, то, на мой взгляд, нажива – она и есть Нажива! Кто-то из-за неё обязательно страдает, и её не превратить в «справедливую», покупая на аукционах и передавая государству «яйца Фаберже» или другие музейные ценности. Это, конечно, само по себе и неплохо, но интуиция подсказывает, что такие подарки могут быть некоторой формой маскировки в целом несправедливой деятельности! Молдаванская составляющая моего характера категорически протестует против такого «прикрытия» примитивной Наживы! Или, как я слышал от мамы в детстве — «Не цыганка я, сербиянка я! Всю правду скажу, ничего не утаю…»

 

Мои путешествия и интересы

Здесь было много всего. Начинал я с одиноких вылазок по окрестным лесам вокруг шахтёрского посёлка пешком или на лыжах зимой. А дальше, после завершения учёбы, были окрестности новосибирского Академгородка, Алтай (многократно), Фанские горы, Западные Саяны (многократно), Колыма, Магадан — золотые прииски (студенческие отряды), Приморская тайга (многократные походы с поисками женьшеня), Камчатка, Курилы (остров Итуруп), Салаир, Байкал и т.д. Я этим жил, познавал, и впитывал природу – жил в ней и, кажется, учился у неё. В последние годы, когда возникли трудности с самостоятельным передвижением,  мои друзья на машинах забрасывали меня в долину прекрасной и даже в чём-то таинственной речушки Волчиха (приток реки Коён), иногда на несколько дней. Думаю, что именно таким образом – под журчанье таёжных речек, шум листвы и созерцание особой лесной красоты, возникала определённая связь с возможностью развития теории косметологии. Была задумана, а затем издана монография [1], в которой были определены существующие в обиходе парадоксальные представления о механизмах косметических воздействий на кожу человека. В этом отношении довольно много сделано (см. таблицу 1), но, кажется, путь открыт, и многое предстоит сделать, дочистить и исследовать – обнаружено и сформулировано  более 20 косметологических парадоксов, которые следует проверять и при необходимости устранять из косметологического обихода. Монография опубликована на сайте Научного косметологического общества в виде Занятий в Заочной школе научной косметологии.

 

Таблица 1(введение). Список интересов и разработок автора.

п/п

Направления и краткая характеристика разработок Примечания
1 Косметология
1.1 Организация производства высокоэффективных косметических средств серии «Активаторы стволовых клеток кожи».
Имеется подробное обоснование проекта с целью создания современного производства косметических средств, не имеющих аналогов в мире. Выпускаются опытные партии, осуществлена сертификация, выстраивается система продаж. Нужна повторная сертификация. Ищем инвестиции для развития производства и продвижения продукции на рынок.
Выигран грант (1 млн. руб.) в конкурсе программы «СТАРТ-09» Фонда поддержки малых предприятий в научно-технической сфере – номинация «биотехнология для медицины». Исследования завершены, разработана и реализована технология производства препаратов серии НКО-АКС с максимальным объёмом производства около 1 млн. наборов в год.
Получен Золотой диплом III Сибирской венчурной ярмарки в номинации «Перспективный бизнес».
1.2 Организация производства косметических сывороток. Краткое описание проекта «Персональная косметика» Возможна совместная с инвесторами разработка новых сырьевых источников. Опубликовано в сборнике «Научный и промышленный потенциал Сибири», Новосибирск, 2004, с 295.
Готовятся документы для сертификации.
1.3 Организация производства антицеллюлитных наборов. Возможно совместное внедрение разработки «Способ профилактики и лечения целлюлита, линейных растяжений кожи (стрий)» и сырьевых источников. Получено экспериментальное подтверждение эффективности методики.
1.4.1 Организация производства косметических средств для ухода за кожей головы (предотвращение различных видов аллопеции). Возможно совместное с инвесторами внедрение разработки «Способы предотвращения выпадения волос» Получены экспериментальные подтверждения
1.4.2 Организация производства лосьонов для защиты кожи головы от повреждающего действия поверхностно активных веществ и других токсичных ингредиентов средств ухода за волосами. Возможно совместное с потенциальным инвестором внедрение разработки. Проведены исследования, свидетельствующие о возможности модификации проницаемости кожи. Нужны средства для проведения ключевого эксперимента на животных.
1.5 Разработка составов и организация производства препаратов для коррекции фигуры (уменьшение и увеличение женских молочных желез, локальное увеличение мышечной массы отдельных частей тела). Возможно совместное внедрение разработок по отдельным направлениям. Необходимы испытания.
1.6 Разработка составов и организация производства бытовых освежителей воздуха с использованием растительного сырья, обладающих бактерицидным и вирулицидным действием.
Возможно совместное внедрение разработки с поиском сырьевых источников.
Проведены исследования на модельных вирусных системах. Нужны камерные испытания на базе ГНЦ ВБ «Вектор». С применением патогенных вирусов.
2 Бальнеология и медицина
2.1 Организация производства концентратов бальнеологических ванн, обладающих противовирусным, детоксикационным и антистрессовым действием. Проведена сертификация в качестве косметических средств. В процессе испытаний выяснилось, что препараты могут быть использованы  для снятия бытовых и производственных интоксикаций, похмельного синдрома, вывода из состояния алкогольного психоза, при психологической установке на полный отказ от наркотиков опиатной группы наблюдается облегчение состояние абстиненции, снятия стрессовых состояний и улучшения сна. По результатам разработок получен патент РФ 32416416 от 19.01.2010 г и зарегистрирована международная заявка; приоритет от 17.01.2011 г.
Проект с общим названием «Новая бальнеология – настоящее и будущее профилактической медицины» получил специальный диплом V Сибирской венчурной ярмарки в номинации «Симпатия Российской ассоциации прямого и венчурного инвестирования».
2.2 Разработка составов и организация производства бальнеологических концентратов, предназначенных для использования в длительных космических рейсах (снятие стрессов, подпитка организма, защита от радиационного воздействия и пр. Возможно совместное внедрение разработки  «Ванны для  космонавтов». Необходимы эксперименты с оценкой максимальной длительности бальнеологических процедур.
2.3 Разработка составов и организация производства концентратов, предназначенных для повышения (подкачки) гормонального уровня организма человека. Проект «Естественная гормональная заместительная терапия» для  повышения работоспособности, мужской и женской потенции, снятия состояния перетренированности  спортсменов, неконтролируемый допинг и пр.
Краткое описание проекта «Естественная заместительная гормональная терапия» опубликовано в сборнике «Научный и промышленный потенциал Сибири», Новосибирск, 2004, с 295.
Имеются отдельные наблюдения. Начинаются расширенные испытания на добровольцах с детальной оценкой состояния организма до начала испытаний, в процессе и после проведения испытаний.

Формируются группы испытателей (по 10 человек):

1. Женщины (40 лет и старше).

2. Мужчины (40 лет и старше).

3. Спортсмены (без ограничений по возрасту).

3 Пищевая промышленность и медицина
3.1 Разработка составов и организация производства пищевых продуктов, обладающих противовирусным действием. Проект «Нативные продукты для функционального питания» — начинается осуществление совместно с Бурятским государственным технологическим университетом (кафедра пищевых продуктов) и кондитерской фабрикой (г. Улан-Удэ).

Возможно совместное внедрение разработки «Пищевые продукты в качестве профилактики и лечения заболеваний вирусной природы». с участием ГНЦ ВБ «Вектор».

Проведены исследования на модельных вирусных системах. Получен патент РФ на технологию производства специальных пищевых продуктов. Необходимы испытания с участием ФГУН ГНЦ ВБ «Вектор»«.

 

3.2 Разработка составов и организация производства пищевых добавок, повышающих работоспособность, а также мужскую и женскую потенцию. Проект «Гертруда».

Возможно совместное внедрение разработки «Пищевая добавка для повышения мужской и женской потенции».

Начинаются испытания – формируются группы испытателей. Получены первые подтверждения эффективности.
3.3 Разработка составов и организация производства пищевых добавок на основе сырья животного и растительного происхождения, обладающих цитостатическим действием. Проект «Антиканцер».

Возможно совместное внедрение разработки «Пищевая добавка для профилактики онкологических заболеваний»

Получены результаты исследований на клеточном уровне для более 200 экстрактов растительного и животного происхождения (Новосибирская область, Алтай, Дальний Восток, Китай). Составлен список потенциальных цитостатиков.
4 Ветеринария и сельское хозяйство
4.1 Разработка составов и организация производства кормовых добавок, обладающих противовирусным действием. Проект «Кормовые противовирусные добавки» — совместно с Красноярским Торгово-экономическим университетом (кафедра непищевых продуктов) и ООО «Живая косметика Сибири».

Возможно совместное внедрение разработки «Противовирусные кормовые добавки».

Выявлены растения — потенциальные кормовые добавки, блокирующие развитие вирусов в клеточной тест- системе. Необходимо проведение испытаний на животных – совместно с ГНЦ ВБ «Вектор».
4.2 Регулировка пола новорожденных. Планируем приступить к реализации первого пробного эксперимента на одной из птицефабрик (Новосибирская область).
4.3 Разработка составов и организация производства для борьбы с листогрызущими насекомыми (колорадский жук, саранча и пр.). Проект «Специфическая и неспецифическая защита растений». Совместно с сотрудниками со РАСХН.

Возможно совместное внедрение разработки способа и сырьевых источников. Децина А.Н., сотрудники СО РАСХН

Подобран ряд потенциальных защитных средств растительного происхождения. Необходимо проведение полевых испытаний с подбором эффективных концентраций биологически активных веществ.
5 Медицина чрезвычайных ситуаций и катастроф
5.1 Разработка и организация производства ранозаживляющих порошковых композиций. Проект «Порошки серии РАН».

Возможно совместное внедрение разработки способа и сырьевых источников.

Проведены исследования (проф. Колосов Н.Г.), подтверждающие эффективность состава РАН. Нужна разработка технологии производства – совместно с Институтом Катализа СО РАН
5.2 Разработка и организация  производства аэрозольных препаратов, обладающих бактерицидным и вирулицидным действием, предназначенных для биологической дезактивации бытовых и промышленных помещений, вентиляционных систем и оборудования. Возможно совместное внедрение разработки сырьевых источников. Получены данные по бактерицидной и вирулицидной активности растительных экстрактов. Необходима оптимизация составов и технологии производства – совместно с ФГУН ГНЦ ВБ «Вектор».

 

Кроме этого, была написана, напечатана упомянутая ранее монография [1]. Прочитан и был опубликован цикл лекций по современной косметологии на «YouTube».

Задаю вопрос: — Откуда всё это бралось? И отвечаю сам себе: – Видимо, от Матушки Природы, от моих Учителей и благоприятного окружения друзей-товарищей.

Продолжая рассказ о путешествиях, возвращаюсь к поискам женьшеня. Здесь следует отметить, что все наши попытки в ходе многочисленных путешествий по приморской тайге найти «корень жизни» оказывались безуспешными. И только после того, как упоминаемый мной ранее Григорий Матвеевич собственноручно (скорее «собственно ножно») не поводил меня, а потом и моих товарищей, по своим и китайским старым «копкам», мы начали серьёзно заниматься этим делом и часто находили это легендарное растение. Однажды он привёл меня в падь Чёрного быка, где китайцы добыли очень большой корень. Чёрный бык был подарком для их Божества. А наш наставник ещё парнишкой бродил по тайге вместе с ними. У китайцев существовало поверье, что русские ребята могут приносить удачу, поэтому они всегда приглашали Гришу в тайгу с собой. Была ещё одна реальная причина: таёжные бандиты-хунхузы обычно не убивали китайцев — корневщиков, если среди них был русский человек. Возможно, боялись местной власти. В этом распадке на стволе старого кедра была обнаружена выемка. Мой наставник пояснил, что это была «кумирня», в которую ставили свечку и молились. Все эти поиски я достаточно подробно описал в своей первой книжке «Синдром пигмеев». Меня удивило, что совсем недавно был получен запрос на её электронный вариант. Перелистал собственный напечатанный сигнальный экземпляр. Очень любопытно было, как бы вернуться в те незабвенные времена! Я надеюсь, что уважаемые читатели, смогут догадаться о каких «пигмеях» в книге идёт речь.

Пятьсот экземпляров моего труда разошлись по России. Может быть, кто-то получал удовольствие от аналогичного общения с природой. Фактически «Синдром пигмеев» является предтечей моей нынешней работы.

Природа и постулаты

Автор данной публикации в 2014 г «преодолел планку длительности жизни» в 73 года. Естественно для меня, как и для многих моих сверстников, чрезвычайно важными являются ответы на вопросы типа: «Сколько ещё осталось?», «Что ещё я могу сделать в этой жизни?», «В каком состоянии я окажусь перед уходом?» и т.п. Хочу отметить, что аналогичные вопросы, по-видимому, волновали человечество, как говорится, «испокон веков», волнуют сейчас и, можно полагать, будут волновать всегда пока остаётся в живых хотя бы один землянин. Следует заметить, что в своих путешествиях по Алтаю (тайга, горные реки, мумиё, солевые озёра) и Дальневосточной тайге мне приходилось наблюдать практически нетронутую человеком первозданную природу во всех её проявлениях.

Но Приморье всегда манило и, наконец, исходив в походах Алтай и Западные Саяны, в возрасте тридцати лет я вернулся к месту своего рождения – на Родину. Правда, возвращение было необычным. К этому времени, и мама оказалась в Приморье. Она, выйдя на пенсию, приехала в свою родную деревню Фурмановку (Ольгинский район) и купила дом рядом со своим стареньким полуразрушенным домиком, в котором когда-то родилась. С тех пор все мои практически ежегодные походы с друзьями по Уссурийской тайге либо начинались у маминого порога, либо заканчивались здесь же. Да и тайга начиналась сразу за маминым огородом – на сопке через небольшую поляну. Кто-то из знакомых рассказывал, что корень женьшеня был найден прямо на сельском кладбище, которое находится в лесу на отроге этой сопки. Здесь похоронен мама и дедушка и весь мой молдаванский род. Может быть, семена корня кто-то посеял в знак памяти о своих родных. Я нечто подобное сделал, закопав на склоне овражка между корнями берёзы семена женьшеня. Если их не растаскают мыши полёвки или какая-нибудь иная живность, то лет этак через «…надцать» кто-то будет очень удивлён найденной небольшой плантацией «корня жизни», если, правда, сообразит, что это такое. К овражку с тех пор приблизились новые коттеджи на окраине нашего посёлка – люди могут вытоптать землю или завалить мусором. Мы с вами знаем такую давнюю привычку деревенских жителей — высыпать золу из печек и другой мусор на дорогу перед домом, а тут есть удобный овражек. Но есть и небольшая надежда, так как корешок женьшеня может много лет «проспать» в неблагоприятных условиях, а затем вновь «выбросить» стрелку.

Хорошо помню свои путешествия в бассейне реки Великая Кема. Однажды мы попытались повторить маршрут В. К. Арсеньева (1905 года), когда он встретился с Дерсу Узала после очередной разлуки (встреча у водопада). Книгами Владимира Клавдиевича  я зачитывался в юности. Потом были Курилы (остров Итуруп) и Камчатка (озеро Курильское и вулканы), но Приморье – это не только Родина, но и моя поздняя Любовь. Признаюсь Вам, что когда мне становилось  очень грустно, я брал сборник рассказов и повестей о дальневосточной природе «Солнце во все небо» и перечитывал – он всегда был под рукой. Особенно часто «западал» и перечитывал повесть Михаила Пришвина «Женьшень», в которой дается совершенно фантастическое и так понятное мне описание Уссурийской тайги. В ней все созвучно чувствам, которые испытывал я в процессе многократных поисков Корня Жизни (женьшеня) или, когда уходил в дальнюю разведку маршрута и общался с прекрасной приморской природой один на один. Мне кажется, что и теперь эти поиски продолжаются в моей жизни непрерывно, но теперь уже умозрительно. Это было, очень давно! Между прочим, название моей зарисовки тоже возникло, как бы, в виде продолжения имени самки пятнистого оленя – Хуа Лу, ярко представленной М. Пришвиным в повести. Несколько лет назад в Китае судьба свела меня с симпатичной и необычайно душевной китаянкой Цзинь Гэ. Потом она со своим другом приехала в Россию. Они начинали свой ресторанный бизнес и даже около месяца жили в нашей семье. В разговорах я часто упоминал Приморье, свою маму и мои походы за женьшенем. Рассказывал, как мы слушали, наблюдали и участвовали в действе, называемом «рёв изюбрей». Однажды упомянул пятнистого оленя и назвал его «хуа лу» (по Пришвину). Собеседница меня поправила – пятнистый олень (или на китайском – олень-цветок) переводится как «мэй хуа лу». Мне это понравилось.

Мэй Хуа Лу (сказочная реальность).

Этот раздел мне пришлось исключить из текста книги в процессе его сокращения.  Однако я хотел бы, чтобы вы этот текст просмотрели, так как через его содержание пробиваются мои дальнейшие рассуждения. И в этом разделе присутствуют наблюдения, которые послужили начальными пунктами наших исследований. В общем, здесь всё как в известной пословице: «Сказка ложь, да в ней намёк — добрым молодцам (молодицам) урок!»

Иногда вечерами сынишка доставал с антресолей фотографии, слайды, мои записи и, вдруг я понимал, что все это было со мной и, кажется, совсем недавно. С удовольствием погружаюсь в давно ушедшие события, и фантастика удивительным образом переплетается с реальностью.

Берег таежной реки. Я — старый усталый олень: от жизни мне, кажется, уже ничего не нужно – только отдых и кормежка. Где-то рядом оленуха наблюдает за моим молодым и взбрыкивающим иногда олененком. А он, в свою очередь, уже присмотрел себе подружку, хотя еще мало что смыслит в этой жизни. Но гонору в нем на троих! И это ему не так, и трава не такая сочная, как у других, и вода в речке не вкусная, и я абсолютно всем (а ему особенно) надоел, и мешаю. Эх, если бы он знал, как мне дался этот участок тайги, и как я жалею, что вышли мы на него, когда силы мои на исходе! А в голове звучит навязчивый мотив, и одна за другой появляются рифмы – откуда что берется?

«Нравоучительное» пожелание». Как определил автор зарисовки, ритм стихов напоминает мотив песни «Закончен школьный роман…».

Свобода сводит с ума — резвишься щенком на лужайке —

Еще не устойчив в прыжках, но мыслями весь впереди!

Свобода сводит с ума – она же, увы, порождает

Манкурт, что не помнят родства, зверьё, что не помнит добра.

А впереди вся жизнь и масса неизвестных,

Задачам несть числа – их все не разрешить!

Но впереди вся жизнь – и внешняя бравада,

Заезженный мотив – так надо, так надо!

Да, опять мотивы в голове и сплошное рифмоплетство! Пора бы и образумиться. Я давно заметил, что стихи возникают у меня всегда, когда очень трудно (физически или душевно). Вот, как сейчас.

Оленуха моя уже давно не обращает на меня никакого внимания, да и я, если честно, тоже. Все держится на совместном воспитательном процессе и на ожидании новых пастбищ с сочной травой, на которые ещё, возможно, смогу их вывести. А моя душа хочет ласки и нежности! Хочет – хоть ложись и помирай! Возможно, я недополучил всего этого в детстве и в молодости. А сейчас, что поделаешь — некуда мне податься.

Лежу на крупном чистом песке. Солнце греет спину, но скоро все изменится – наступает осень. Журчит прозрачная вода – от реки веет прохладой. Совсем рядом с берегом две большие рыбины крутят брачный хоровод. Вот самец лег на дно и, извиваясь всем телом, разбрасывает в стороны мелкую гальку и песок. Крупные камешки отодвигает своим хищно загнутым носом. Углубился на пару копыт и снова к своей подружке. Разошлась муть, и самка, плотно прижимаясь к дну ямки, начинает выдавливать из себя мелкие зернышки–икринки. Самец помогает ей, поддавливая сверху, и затем сам заливает икру белой жидкостью. Процесс закончен, но расслабляться рано: они вместе с разных сторон засыпают свое будущее потомство песком и мелкой галькой, а потом долго, пока не иссякнут силы, охраняют свою «терку» от посягательств большой любительницы икорки – форели (проходной голец). На этом жизнь рыбин и заканчивается – они больше ни на что не способны и обязательно погибнут. Но будет жить, и развиваться их многочисленное потомство. Удивительное дело! Но как им очень не хочется уходить в «никуда»!

Конец сентября. Через пару недель начинается наш ежегодный, изнурительный праздник-работа. Гон! Ах, какие раньше были времена! Настоящее светопреставление – каждая жилка звенит, как струна! Силища неимоверная! Сколько противников повержено и сколько подружек – оленух (ланок) было рядом со мной! Всех не упомнить.

А что же сейчас? Я совсем не готов ни к гону, ни к реву. В голове мелькают рифмы, в душе тоска смертная. Одиночество — и сегодня, и завтра, и когда закончится гон, и все самцы разойдутся со своими гаремами, и когда наступит зима, и всегда,  всегда! Вот мой неизбежный удел!

Поднялся с кряхтением, и сиротливо заковылял вокруг своего пристанища. Единственно, на что я гожусь, так это на поиски новых пастбищ. Действительно, за свою долгую жизнь я много бродил по лесам и горам, многому научился. Теперь про меня говорят, что я обладаю «чуем» на хорошую траву. Остальные самцы (особенно молодые) слабоваты в этом отношении.

Интересно, как эта симпатичная ланка лично ко мне относится? Очень хочется ей помочь, чтобы не опустилась она под тяжким бременем забот раньше времени.

Постепенно приближаюсь. Вот мы уже рядом, но она делает вид, что меня не замечает. О, Господи! Как мне хочется дотронуться до её нежной шерстки! Её чадо прыгает рядом, задирает меня, и требует внимания. Отвлекаюсь, и предлагаю полизать золу кострища, которое оставили наши злейшие враги – охотники. Объясняю полезность золы для организма, и делаю вид, что лизать золу мне приятно. Хотя на самом деле это скорее противно, чем наоборот. Маленькая соплюшка копирует меня, и тоже лижет золу. Вот и первый шаг для сближения. С этого дня мы часто с ланкой, оставаясь одни, говорим о разных вещах и о жизни, о наших семьях. Правда, такая разговорчивость не характерна для неё – чувствуется напряженность в наших отношениях. Очевидно, это разница в возрасте. И мне стоит больших усилий удерживать её рядом, ласково прижиматься к ней. Чтобы сблизиться с ней, я привожу её к живительному источнику – аршану с соленой водой, вытекающей из скал. Я нашел настоящий источник, а не какую-то человеческую подделку. Мы вместе пьем целебную влагу и, мне кажется, что она забывает о наших различиях, и я ей нравлюсь, также как и она мне. Однажды мы с ней поцеловались так, как я не целовался… (уже и не помню когда!). К сожалению, это произошло всего один единственный раз. И я до сих пор не знаю, то ли она боится меня, то ли для неё поцелуи это какая-то игра. Я очень хочу повторить тот первый сладкий поцелуй, а она всячески стремится от этого уйти. И, все-таки, при каждой встрече стараюсь дотронуться до неё, до самых сокровенных мест. Я не знаю, что она чувствует, может быть, просто терпит меня. Хотя, хочется надеяться на лучшее. Я многого уже не могу ей дать, но мне так хочется ощутить её ласку и нежность!  И ради этого я готов на многое.

В нашей тайге растут растения, которые могли бы мне помочь – элеутерококк, заманиха (чертово дерево) и др., но самое известное из них – женьшень. Иногда раньше я его находил, выбивал копытом, и съедал корень, но в те времена он мне был практически не нужен. А вот сейчас – наступил тот самый момент, если уже не поздно. Но где его искать – на поляне и вокруг неё вряд ли найдёшь – всё вытоптано, и выбито. Нужны выходы на склоны сопок и в малодоступные леса. Буду готовиться к дальним радиальным выходам и, хорошо бы, не одному, а с любимой ланкой. К тому же хочется и необходимо, чтобы она при этом всегда была рядом. И вот, под предлогом поиска новых пастбищ я уговорил её сопровождать меня. Свою дочурку она пристроила в общее подростковое стадо, где ей будет не скучно и, самое главное, за этим шустрым созданием будет надежный пригляд других оленух. Самцы в этот период слонялись по тайге, жировали, готовясь к будущим поединкам.  Мы уходили от всех вверх по одному из притоков большой реки, вместе кормились и, время от времени, как бы невзначай, соприкасались телами. Я ласково лизнул её, и покусываю за ушко, а она… Что она? Уходит от меня в сторону под разными предлогами. Однажды я её спросил прямо: «Хорошо ли тебе со мной?». И любимая ланка ответила, что если бы это было не так, то мы не ходили бы вместе. Это дало надежду.

С особой тщательностью осматриваю юго-восточные и юго-западные склоны, на которых возможность встретить женьшень максимальна, так как он не растет на северных и южных склонах. Однажды мои старания увенчались успехом – передо мной стояло небольшое растение с розеткой из трех листков, каждый из которых напоминал широко расставленные человеческие пальцы, а из розетки тянулась вверх, стрелка с кроваво-красными ягодками на вершине. Это небольшой корешок, называемый «тантайзой». В стороне от ланки я добыл и схрумкал свою добычу вместе с листьями и ягодами – говорят, они тоже обладают целебной силой. Подошел к подружке по скитаниям, прикоснулся губами к ее носику, и прислушиваюсь к себе. Да, что-то есть, какой-то отклик – хочется прижаться поближе, но она совсем меня не ощущает, потянулась в сторону за листочком на кустике и отошла. Нет, эффект слишком слабый – возможно доза слишком мала. Недаром, говорят, что максимальными лечебными свойствами обладают самые большие корни «упие» с пятью пятипалыми листьями в розетке, но они встречаются очень редко, и найти такой корень – настоящее счастье. Мне можно было бы попробовать и промежуточный вариант – «сипие» с четырьмя пятипалыми листьями в розетке. Ну, вот, наконец, и оно! Красавец-корень и величина приличная! В теле разливается приятная теплота, самка замечает мое оживление и с удивлением наблюдает за мной, не делая никаких встречных шагов. Мне так и не удается поцеловать ее  и дотронуться до самых сокровенных мест. Что же это такое? Неужели, я её не волную? Но, ведь мне так нужна её помощь! Все погасло, и в голове опять закрутились четверостишия.

 

Спасибо тебе за уроки! Спасибо за все! А я сник –

Ложатся паскудные строки на жизни моей черновик.

Наверно, мытарить приятно того, кто всё может отдать,

Но многое мне непонятно — приходится молча страдать!

Я много отдал бы провидцу, который мне все объяснит,

Расскажет, покажет мне в лицах — о ком мое сердце болит!

Вот начал я сам с нетерпеньем мыслишки выстраивать в ряд.

В итоге пришел к заключенью, причем, ему сам и не рад!

«Ты можешь отдать все? Прекрасно! И кто б мог подумать иначе?

А все остальное напрасно, а ласки и нежность тем паче!

Холодный рассудок – не больше! Его я ни в жизнь не нарушу!

Коль хочешь, прими как подарок мою зачерствелую душу!».

Спасибо тебе за уроки! Спасибо за все! А я сник –

Ложатся паскудные строки на жизни моей черновик.

Стихи мои свет не увидят и, вряд ли, увидишь их ты!

Слова как слова! Не обидят! А мне, как на рану бинты!

 

Господи! О чем это я? И откуда несёт эту бессмыслицу? Неужели у неё действительно холодная и черствая душа?! Но ведь есть же молодой партнер! Как же она с ним? Неужели ласки только при соитии или по её «высокому» разрешению? Нет, такого не может быть! Я это хорошо чувствую – ей нравились мои ухаживания. Но сейчас мне очень грустно и тоскливо. Поэтому, наверно, такие стихи. И всё-таки я глубоко ошибался! Никаких чувств ко мне не было, нет, и не будет! Недавняя беседа у источника все расставила по своим местам. Оказывается, она не может идти ко мне навстречу, проявляя нежность и ласку, потому что не свободна. Все, приехали! Все это время, все эти прогулки, все мои чувства! Олень развернулся и понуро побрел куда подальше.

Мне невольному свидетелю этой сцены «у фонтана» (у источника) ужасно жалко старого оленя. Я ему сочувствую и понимаю, «как отца родного». Куда он пойдет? Что с ним будет? Теперь он точно не вернется. Раньше довольно часто они расставались, но (обычно он) делали шаги навстречу друг другу. И во всех случаях ему не удавалось «разговорить» неразговорчивую подружку и довести до выделенной шрифтом формулы. Это приговор!

А мне не хочется покидать грустного оленя, и я иду за ним. Наши мысли и души созвучны. Иду за ним и улавливаю слабое бормотание, а потом — вот они стихи, которые сначала мне показались незатейливыми.

Счастье вдребезги – вдрызг! Словно и не бывало!

Всё твердит мне вокруг, что пора на покой,

Но хочу я, хочу, чтобы ты вспоминала

Ну, хотя бы вот так про меня: «Был такой!».

И когда, может быть, тебе станет тоскливо и грустно,

Вдруг захочешь когда-нибудь жизни иной

И увидишь — вокруг счастья нет, и все пусто,

Вспомни эти слова обо мне: «Был такой!».

Но когда это будет, когда? — Мне не ясно!

Может быть, даже в жизни не этой, а вовсе в другой?

Ты поверь, для меня наша встреча была не напрасна –

И ты вспомнишь не раз: «Был такой!».

Удивительные и грустные строчки! Не знаю, хорошо это или плохо, что его подружка никогда не поймет этих стихов. Да и откуда она о них узнает! Судя по всему, если даже узнает, то не поймет или поймет слишком примитивно. Уходи олень! Иди как можно дальше – это не твоя судьба! Оказалось, однако, что буквально через три дня они снова встретились по его инициативе. У него было время подумать в одиночестве и, кажется, душевная боль притупилась. Вот основные его постулаты:

— У нас с тобой общее дело (поиск новых выпасов) и, если ты не против этого, то мы будем продолжать его вместе.

— Наши взаимоотношения будут строиться на чисто практической и рациональной основе. Давай забудем о том поэтическом и романтическом вздоре, который я нес все эти годы.

— Тебе, судя по всему, такое изменение в отношениях дастся легко, а я постараюсь его пережить.

Вначале мой герой предложил ланке высказать свои соображения относительно дальнейших вариантов взаимодействия – «ты понимаешь, что после последней встречи нам придется что-то менять?». Мне показалось, что в её ответе (после долгого молчания) прозвучало непонимание – а что собственно менять?

Хотя я должен еще раз оговориться, что не следует мои пояснения воспринимать в качестве мнения нейтрального наблюдателя. Все-таки я на стороне старого оленя – он такой же, как я, и мне ближе по духу.

И только потом олень приступил к изложению своих постулатов, тщательно продуманных в ночном одиночестве.

Конечно, для его подружки все это было неприятно. А теперь попробуем представить его взгляд на результаты встречи – к сожалению, с ланкой я не имею мысленного контакта.

Разговор иногда прерывался длительными паузами. Так было всегда и ранее, когда от неё требовался ответ на не очень приятный вопрос. Мне казалось, что, подбирая слова для ответа, она стремится случайно меня не обидеть. Но, может быть, я и не прав и это все объясняется тем, что жизнь не ставила перед ней таких задач, и поэтому готовых решений нет.

Реакция на первый постулат была чисто «женской» — «главное не нужно, как это бывает часто, превращаться во врагов». Из этого следует, что она, в принципе, не исключает такой вариант совместного взаимодействия. Я успокоил её, сообщив свое мнение о том, что она хороший помощник в наших поисках новых пастбищ (я говорил ей это и раньше). В развитие обсуждения (в запале) у неё возник вопрос – может быть мне уйти? Понятно, что при отсутствии какого-либо выбора я не согласился с этим мнением. Здесь есть интересный момент – а, если бы у меня была альтернатива, то как бы я ответил на этот вопрос?

Самый больной вопрос был заложен во втором постулате. Он отменял целый ряд моих ранних предложений и высказываний, в надежде заинтересовать её, типа таких: «Мне кажется, что я смогу сделать твою жизнь и жизнь твоего «чада» более интересной!», «Можно попробовать повысить твою оленью квалификацию до стадии всеобщего признания» и т. д. Тут главное было не опускаться до крохоборства (ах, ты мне так, а я вот так!). Как мог, я пытался объяснить, что при практическом и рациональном подходе на её месте может оказаться любой другой более подходящий олень или ланка, так как для такой работы, которая требует определенных душевных затрат, требуется какое-то душевное родство. И я, конечно, буду искать себе именно таких помощников. Вот оно слабое место в моих рассуждениях – скатился от чисто практических моментов к «духовному родству», не объясняя, что это такое. Сейчас я думаю, что мне неважно, кто это будет – олень или оленуха, важно, чтобы мне было с ними интересно общаться, и видеть, что они с благодарностью воспринимают новую для них информацию. Конечно, я их не буду любить так, как любил тебя. Время ушло, и уходит, поэтому остается рационализм и не более того. А здесь ты будешь в одном ряду с другими сородичами.

Третий постулат весьма умозрительный, так как я фактически так и не узнал тебя. Но я догадываюсь, что ты переживать особенно не станешь. Взять хотя бы мои постоянные «качели». Ты объясняла перепады наших отношений тем, что это меня бросает вверх и вниз, а тебя они не затрагивают. Мне в этом объяснении ничего не понятно. Если тебе «до лампочки» периоды нашего отчуждения и, по-видимому, периоды нашего сближения, то как это можно расценивать иначе?

В разговоре я не получил (как обычно) ответа на вопрос о том, как она может охарактеризовать наши отношения за весь период нашего «флирта» — назовем его так. Хотя это точно не флирт, так как тянулся он не менее года по оленьему календарю. Понимаю, что это сложный вопрос, но, может быть, нужно ей задуматься. Здесь она начинала говорить об этих самых перепадах, и после моего уточнения прекратила разговор, правильно заметив, что в этом нет ничего рационального (или что-то вроде этого). Тем более, что на горизонте появился ее молодой олень-партнер, из-за которого, возможно, она не чувствует себя свободной. В её красивых глазах отчетливо клубилась досада.

Но уже завтра мы встретились, как будто ничего и не произошло. Возможно, она приняла мои условия, и быстро погрузилась в свое состояние устойчивого равновесия. Я удивляюсь – откуда берутся такие слова, и кем же я был в прошлой жизни? Есть, правда, еще одно (достаточно неприятное) объяснение: «Посмотрим на тебя – куда ты денешься!». Если это так, то она недооценила моей решимости, полагая, что так уже у нас не один раз бывало. Щиплет задумчиво травку олень, и думает.

Мне очень понятны и близки оленьи рассуждения, и я подбрасываю ему ещё одну (просто невероятную!) версию – «Ты можешь представить себе, что твоя подружка больна, страдает,и боится тебя заразить? Ведь вокруг столько всякой нечисти! Поэтому ты, может быть, никогда не дождешься ответной ласки и поцелуев». Олень посмотрел на меня тоскливо и грустно – «Нет, это вряд ли! Она просто ко мне равнодушна!»

Не будь так категоричен, олень! Ведь, если это предположение верное, то попробуй представить её состояние. Что она может чувствовать, когда хочет ответить на твою нежность и ласки, но не может? В глазах у него мне удалось увидеть горечь, страх и сомнение. Оставим оленя наедине с собой – пусть подумает.

А я возвращаюсь к походу по  Кеме. Начало октября. Ночами холодно, но дни стоят солнечные и теплые. Мы идем по тропе вдоль правого берега Кемы, направляясь в её верховья. Нас восемь человек, временно связанных единой целью – морально отдохнуть и пройти по маршруту Арсеньева В.К., хотя бы по небольшой части маршрута – насколько нас хватит. Среди разновозрастных участников похода четыре женщины и четверо мужчин, с определенными явными и не очень явными симпатиями. Но вот чего нет, так это антипатий. Впереди у нас почти месяц совместной таежной жизни и симпатии очень важны. Действительно, мы вошли в тайгу, попрощавшись с людьми, и практически через 25 суток лесной жизни вышли на морское побережье, где встретились с людьми. Говорю «практически», так как на вторые сутки нашего путешествия мы видели охотника за изюбрями, а он нас – нет. О нашем «контакте» расскажу чуть ниже.

Идем по берегу реки. Тропа делает своеобразные зигзаги, то, удаляясь от берега, то, вновь приближаясь к нему. В этом периодическом удалении – приближении, по-видимому, заложен определенный смысл. Он одинаков и для зверей, и для людей. Основная активность живности лесной связана именно с рекой – водопой, добыча рыбы, идущей на нерест, осмотр окрестностей и т.д. И медведю, и тигру, и человеку, скрадывающим дичь, удобно и целесообразно действовать таким образом: вначале отойти от берега, пройти по кустам и затем  снова (метров через пятьсот или за очередным её изгибом) подойти скрытно к реке.

Очередная «вигля» тропы вывела нас на дальний конец большой открытой поляны, где мы и устроились на краткий привал. Как обычно на привале я переломил двустволку и протрубил призывный «рёв» марала и, к своему удивлению, услышал ответный рев. Я снова протрубил, и вновь услышал ответ. Группа притихла: всем было интересно. Наша позиция была идеальной: мы были на дальнем конце поляны, скрытом от реки кустиками. При этом вся поляна и её противоположный конец, откуда мы получали ответы, хорошо просматривались. Весь фокус в том, что не только человек, но и медведи и даже тигры в период оленьего гона пытаются «реветь» по-маральи. Об этом нам рассказывали местные жители, и, кажется, об этом упоминает В.К. Арсеньев. Говорят, что можно отличить подделку «под рев» у медведя и у тигра – при завершении звуковой «рулады» они не справляются и выдают этакий металлизированный хрип. По-видимому, нужно обладать музыкальным слухом, но это не про меня. Да мы и не слышали ничего подобного ни разу и так близко. Наш «визави» проревел в очередной раз, и мы затаились, ожидая его появления. Не знаю, как вы представляете эту ситуацию, но нам встречаться с медведем или, тем паче, с тигром за одним «обеденным столом» очень не хотелось. Ситуация разрядилась нашим коллективным тихим смехом: мы увидели, как вдали по поляне семенил мужичонка с ружьем наготове в руках. Мы проследили за ним, пока он не скрылся в кустах, и двинулись своим маршрутом дальше.

Река Кема в низовье достаточно полноводная и на мелких участках разливается широко – метров на 50-60. Именно в этих местах перед скальными прижимами тропа переходит с одного берега на другой. Нужно «бродить» и мы это делаем на дню до 10-15 раз. Замечу, что к этому походу у меня и у некоторых моих спутников уже имелся опыт длительных путешествий по Уссурийской тайге. Необходимым атрибутом одежды каждого участника были «болотники» — высокие резиновые сапоги. И вот очередной брод – голенища сапог подняты до предела. Течение в таких местах достаточно спокойное, и мы пересекаем русло без специальной страховки: друг за другом наискосок (несколько против течения), иногда на пределе высоты сапог или даже чуть выше — для женщин невысокого роста. Именно кто-то из наших подруг после очередного форсирования реки ввел в обиход летучую фразу: «Славненько мы помочились!», которая весь поход была с нами. Таких фраз было очень много: многие я занес в дневник, но речь сейчас идет о другом. Гон! Олений гон!

В среднем течении Кемы есть интересное место, где русло реки сужается до трех – четырех метров, и вода с грохотом падает с небольшой высоты, зажатая с двух сторон скальными прижимами. Это, так называемые, «Мотькины щёки». На скальном выходе правого берега небольшая плоская площадка с мощными кедрами и моховой подстилкой. Мы пришли сюда вечером, поставили палатки, устроились и собрались у костра после ужина с обычным вечерним «трепом». Где-то внизу монотонно шумит река, костер высвечивает в темноте пульсирующий купол, в котором видны стволы ближайших кедров, их нижние ветви и наши палатки. Шум реки скрадывается скальным выступом, и мы слышим ночные шорохи. А вот и изюбриный рев откуда-то с другого берега. Ружьё в руках и раздаётся мой ответ.  Несколько секунд спустя мы услышали двойной ответ. Не очень понятно, почему именно двойной. Наугад я тоже ответил двойным ревом, и на этом все закончилось. Это, конечно, был олень, так как от побережья (где оставались люди) мы отошли примерно на два дневных перехода. Может быть, он почувствовал фальшивую ноту в моих ответах и поэтому замолчал. Однако, очень интересную интерпретацию нашего общения с изюбрем предложила одна из наших подружек. Изюбрь вызывает противника на бой, и я ему отвечаю согласием. Затем он мне сообщает, что не один, а с самкой. После моего аналогичного ответа – «и я тоже с самкой» он замолк, так как делить нечего и драться не имеет смысла – оба удовлетворены. А вот, если бы ты ответил ему только одним рёвом, то вы бы еще долго «рвали глотки».

Мы слишком отвлеклись и пора вернуться к моему духовному двойнику. Вот вижу его снова с «несвободной» ланкой – они обсуждают варианты поиска новых кормёжек. Вначале она ведет себя несколько вызывающе и разговор не клеится. Изюбрь довольно мягко пытается наладить общение и, в конце концов, напоминает ей её же слова «о возможной враждебности» — «Такое впечатление, что ты уже идешь по этому пути или тебя проблема кормежки не интересует?». Разговор постепенно перешел на практические рельсы. Но, вот, что интересно – олень несколько раз ласково говорит ей о её красивых глазах,  и она смущается, и чувствуется, что ей нравится. Хотя ланка тут же стремится вернуться  к обсуждению практических вопросов. А он, снова отвлекаясь, заводит разговор о лекарственных травах. Кажется, он поверил в мою версию или пытается её проверить. И уже в конце разговора, олень смущенно стал говорить о том, что все, о чем они говорили (о чисто рациональных отношениях – см. постулат №2) остается в силе, но, если она захочет когда-нибудь приблизиться, то он будет этому рад. Ну, вот и хорошо! Это позволяет надеяться на то, что олень отходит от жестких объяснений (не любит, и не любила или, ещё хуже, — черствая душа!). Жизнь продолжается и, может быть, у него еще сохранилась надежда.

Нет, ты, мой друг, ошибаешься – никакой надежды! Время неумолимо. Мне придется уйти, но хочу, чтобы она не чувствовала себя оскорбленной. Мои чувства к ней не изменились – я люблю её и мне не нужно прикидываться. Посмотрим, что будет дальше – мне предстоит длительный поход в далекие края. Может быть, и у меня все в душе уляжется.

А пока в сумерках старый олень осторожно бредет по кромке огромной поляны – очень подходящее место для изюбриных сражений. Гон идет напропалую!

Так мы и общаемся друг с другом – я всегда мысленно с ним. Наша духовная общность требует дальнейшего сближения, и я решаюсь дать ему имя – «Родуш», что просто означает «родственная душа».

Вот впереди раздался истошный рев быка и сразу же ответный рев. В лунном свете было видно, как стремительно скользнули навстречу друг другу два силуэта. Раздался звук удара рогов и противники, упираясь ногами и срывая моховую подстилку, пытаются оттеснить конкурента. Вот симметрия противостояния нарушается – один из соперников слегка отворачивает голову. В это время второй прекращает давление и пытается нанести удар рогами ему в бок. Тот отскакивает, и снова с треском скрещиваются рога. И все это сопровождается хрипами и пыхтением – идет отчаянная борьба. Наконец, один из изюбрей не выдерживает и покидает поляну, преследуемый победителем. Где-то рядом в кустах стоят спокойно две – три самки (будущий гарем победителя), которые делают вид, что все происходящее их не интересует. Усталый, разгоряченный битвой, олень ложится в небольшой бочажок, чтобы охладиться, затем встает и, как Хозаин, обходит завоеванных подруг, оказывая им знаки внимания. Возможно, они только сейчас и знакомятся. Вот и вся любовь! По крайней мере – до следующей битвы.

Как мы видим, решающее значение в продолжении оленьего рода имеют физические характеристики самцов. Все остальное (знания и, может быть, интеллект) отбрасывается за ненадобностью. Понятно, что Родушу здесь ловить нечего! Но, удивительное дело, он держится вблизи от этой небольшой, вновь сформированной оленьей семьи, стараясь не попадаться на глаза Хозяину. В этот период, обезумевшие самцы становятся особенно опасными – они атакуют все, что способно перемещаться. Говорят, что во время гона были случаи нападения оленей на автомобили. Хотя, не исключено, что эту информацию следует отнести к выдумкам браконьеров, которые бьют оленей с возгласами – «Пусть не лезут!».

Любимая ланка Родуша не показывается уже целую неделю, и всю эту неделю с небольшими перерывами идут проливные дожди. Кажется в природе все связано — души оленей прощаются друг с другом и их неизбывная тоска проливается в виде дождей.

Здесь мне хотелось бы ненадолго остановиться. Сегодня достаточно много людей полагают, что такая связь действительно существует. Например, один известный в Новосибирске академик в свое время произнес такую фразу: «Давайте не будем думать все вместе о землетрясениях и катаклизмах, иначе они обязательно произойдут». Проводятся специальные статистические исследования, основной целью которых является выявление наличия связи между всевозможными конфликтами и природными явлениями и катастрофами. В исторической литературе упоминаются случаи, когда коллективный молебен в засушливый период вызывал дожди. На то она и есть — историческая «литература». Полагают, что еще раньше аналогичными способностями обладали шаманы, колдуны и другие «аномальные» личности. К сожалению, я не являюсь специалистом в этой области, но могу в продолжение представлений, высказанных упомянутым ученым, навскидку предложить идею, которая конечно не является бесспорной. Человеческое сообщество, представляющее набор индивидуальных особей, обладающих мыслительной активностью, не может дать полноценный направленный интеллектуальный импульс, позволяющий эффективно влиять на природные явления, в силу разной направленности и взаимной компенсации индивидуальных мыслительных импульсов. Назовем это сильным шумовым мыслительным эффектом. Если полагать, что в глубинах прошедших веков общий интеллектуальный уровень человеческого сообщества был достаточно низок, то на фоне суммарного, незначительного мыслительного шума отдельные индивидуумы, обладающие аномально развитыми мыслительными способностями, в соответствии с обсуждаемыми представлениями, вполне могли обладать уникальными способностями влияния на природные явления. В развитие этой, возможно, лженаучной теории предлагаю сделать еще один шаг и принять сделанное выше предположение о связи неизбывной оленьей тоски с проливными дождями. Все сходится – общий уровень мыслительной деятельности таежного населения (животных) достаточно низок и почему бы появление грустного оленя, несомненно, обладающего приличным интеллектуальным уровнем, не может привести к дождливой погоде? Интересный выверт! Можно поступать в аспирантуру к упомянутому академику, который недавно умер, или к его ученикам – чур, меня!

Не знаю, как ланка, а Родуш действительно всю неделю одиноко бродит по мокрым кустам, как не прикаянный. Его подружка, очевидно, отдыхает от поисков еды, и отдается своему  избраннику, который, возможно, победил претендента в очередной схватке. Семья и продолжение рода превыше всего – независимо от симпатий или антипатий, а также, судя по всему, недостаточно высокий интеллектуальный уровень, чтобы своим удовлетворением компенсировать чувства Родуша. Поэтому трудно представить существенный ее вклад в ту самую неизбывную грусть, вызывающую природные катаклизмы.

И, все-таки, ланка появилась вблизи от моего изюбря (отдохнувшая или, наоборот, уставшая – это другой вопрос). И, как всегда, с совершенно независимым видом — ничего не случилось. Нужно было видеть Родуша! Он искренне рад и с трудом гасит проявления радости – весь в напряжении. Только для того, чтобы он не наделал глупостей, я отмечаю его состояние, и напоминаю о рассмотренном выше варианте развития отношений «Куда ты денешься?». Родуш задумался и потом заметил, что нынешняя ситуация принципиально отличается от всех предыдущих – он к концу недели одиночества уже не ощущает той смертной тоски, которая его всегда охватывала при очередной разлуке. Я ему поверил, тем более что погода улучшилась и выглянуло солнце. А радоваться возвращению подружки, теперь уже, возможно, не любимой, а рядового делового, достаточно симпатичного партнера, не запретишь.

Однажды, когда гон уже шел на убыль, ранним утром вблизи от победившего в схватке Хозяина гарема раздался мощный рев.  Родуш внимательно прослушал «музыкальную фразу» и постарался отойти в глубину зарослей, подтолкнув впереди себя ланку. В этот момент нужно было видеть Хозяина гарема. Он все еще находился в состоянии сильнейшего возбуждения – мощный с налитыми кровью глазами, с грязным брюхом, залитым спермой. Олень быстро сгруппировал трех самок в зарослях внутри небольшого круга, и выскочил на открытое место, чтобы достойно и без помех встретить очередного претендента. И, вдруг, раздался грохот выстрела, уронившего животное на колени передних ног, затем второй выстрел и неразумный победитель превратился в тушу, конвульсивно дергающую конечностями. Из кустов вышли два человека. А Родуш неслышно скользнул сквозь лесную чащу к небольшому стаду самок и увлёк их всех за собой. И я понял, на что надеялся старый олень. Это был «высший пилотаж» оленьего разума!

И пока не перебили всё и вся, природа  дышит, и требует продолжения жизни! Следует упомянуть, что наш интерес к этой стороне «дыхания» природы начинался давно в период моего вхождения в область косметологии. В те времена, когда государственные научные учреждения (иные просто отсутствовали) в финансовом отношении были опущены, как говорится, ниже плинтуса, а в стране в большом количестве создавались малые предприятия, я тоже решил не увеличивать число нищих исследователей и организовать собственное дело. К тому же у нас был маленький сынишка, и я говорил себе и окружающим, что если мой сын узнает, что такая возможность была, а я ей не воспользовался, то он меня не поймёт. Мои первые шаги в указанном направлении заключались в том, что мне удалось договориться с директором госплемптицезавода «Новосибирский» Гоцелюком И.А., который разрешил мне вечерами проводить исследования в помещении ветлаборатории. В этом здании также находился «красный уголок», в котором иногда устраивались праздничные «чаепития». Однажды вечером ко мне заглянул сотрудник птицезавода и спросил, чем я занимаюсь? После моих объяснений он спросил, нельзя ли использовать в наших разработках сперму петухов? Оказалось, что на предприятии имелось резервное стадо петухов в количестве около 3 тысяч голов. За ними ухаживают – кормят, и поят, а для поддержания в хорошем состоянии их необходимо регулярно освобождать от спермы («сдаивать»). В противном случае они становятся агрессивными и «сбрасывают перо» — ну, совсем как у некоторых лысоватых представителей рода человеческого. Выход спермы от всего резервного стада приближался к 600 мл за одну «дойку», и всё это добро уходило в канализацию. Конечно, мы организовали выпуск косметического препарата с этой (как мы тогда полагали) регенерирующей добавкой. В то время препараты такого типа в стране вообще не выпускались. Сперму мы изучали, определяя жизнеспособность спермиев под микроскопом для оценки условий её мягкой инактивации. Так всё начиналось. А затем был сделан следующий шаг, связанный с использованием образцов спермы и икры серых морских ежей, получаемых из Тихоокеанского института биоорганической химии Дальневосточного отделения Академии наук. Вслед за этим нам удалось заключить, и выполнить «хозяйственный» договор с ТИНРО Центром (Владивосток) по изучению цитотоксической активности  гонад (икры и спермы) разнообразных обитателей морских просторов. Полученные результаты оказались весьма любопытными.

Как будет понятно, нас интересовал не сам процесс продолжения рода. Мы интуитивно понимали, что в этом таинстве участвуют биологически активные вещества, обладающие особыми свойствами, информация о которых оказывалась для нас в тот период практически недоступной. Ну, как, например, объяснить, почему икра рыб в смеси с молоками самцов, пересыпанная нестерильными песком и камушками, сохраняется в достаточно тёплой воде таёжных речек (на отмелях) и позволяет созревать молоди рыб без разрушения (прокисания) биологического материала? Ведь сам процесс созревания мальков требует определённого времени (несколько суток). Это значит, что в процессе размножения рыб принимает участие некая «антисептическая составляющая». Для нас, разработчиков косметических средств, было важным определить её место локализации и функциональные особенности, так как без понимания этих обстоятельств представлялось невозможным погрузиться в проблему создания эффективных косметических препаратов с определёнными заданными свойствами, не прибегая к химически синтезированным жёстким консервирующим добавкам.

Указания на присутствие антибактериальной активности были получены при исследовании образцов гонад (цист) некоторых гидробионтов с использованием клеточных тест-систем (оценка величин ТС50, характеризующих цитотоксическую активность гонад). Полученные данные позволяли предположить, что наличие антисептической составляющей (цитотоксической активности) в гонадах гидробионтов является обязательным условием для осуществления акта размножения. В экспериментах было выявлено несколько вариантов локализации ингредиентов, отвечающих за цитотоксическую активность:

1- вариант полного разделения, когда величины значений ТС50 для мужских и женских гонад отличались более чем в 100 раз;

2- вариант неполного разделения, когда величины ТС50 для женских и мужских гонад отличались не столь значительно;

3- вариант полного смешивания, наблюдаемый в частности для организмов — гермофродитов.

Например, литературные данные свидетельствуют о том, что рачки Artemia sp., обитающие в солёных озёрах средней полосы северного полушария Земли, привлекают внимание в качестве сырьевого источника для получения биологически активных препаратов (см. таблицу).

Таблица 2. Перечень патентов, подтверждающих возможность использования препаратов, получаемых из цист Artemia sp., в качестве биологически активных добавок

п/п

Патенты
1
Use of extracts of the crustacean Artemia salina in cosmetic and dermatological compositions to facilitate ion passage into cells and so effect skin hydration

Inventor: DAL FARRA CLAUDE; DOMLOGE NOUHA

Publication info: FR2817748 — 2002-06-14

2
Composition for combating skin aging and improving resistance of aged skin to solar radiation containing extract of Artemia zooplankton as heat shock protein inducer

Inventor: DAL FARRA CLAUDE; DOMLOGE NOUHA; (+1)

Publication info: FR2834887 — 2003-07-25

3
COSMETIC PRODUCT BASED ON ARTEMIA SALINA EXTRACTS FOR REGENERATING AND STIMULATING SKIN CELLS

Inventor: ZASTROW LEONHARD (MC); DOMLOGE NOUHA (FR); (+1)

Publication info: EP1049455 — 2000-11-08

4
SKIN STRESS-RESISTANT (STRESS-PROTECTING) COSMETIC

Inventor: ICHIJI YASUSHI

Publication info: JP2004238297 — 2004-08-26

5
EXTERNAL PREPARATION FOR SKIN

Inventor: ICHIJI YASUSHI

Publication info: JP2004137191 — 2004-05-13

 

Во всех приведенных в таблице примерах экстракты цист Artemia sp. использовались разработчиками для придания косметическим препаратам следующих свойств:

  • увлажнение кожи и ускорение проникновения ионов в клетки (№1);
  • борьба с процессами старения кожи, защита от солнечного облучения за счет индукции белков теплового шока (№№2, 5);
  • регенерация и стимуляция клеток кожи (№№3, 4, 5);
  • защита от неблагоприятных воздействий окружающей среды за счет естественного усиления активности иммунной системы кожи (№4);
  • улучшение метаболизма жира, ускорение продукции протеинов (5).

В цитируемых примерах, не обсуждается возможность одновременного присутствия в экстрактах гонад питательных, регенерирующих и биоцидных ингредиентов. Из общих соображений было понятно, что присутствие цитотоксической (биоцидной) активности в сырье для создания систем, способствующих регенерации и стимуляции деления клеток, может снижать целевую эффективность препаратов. Для проверки предположения о присутствии цитотоксической активности была проведена серия экспериментов с экстрактами цист рачка Artemia sp., полученных из озера Кулундинское (Благовещенский район, Алтайский край). Но об этом можно прочитать в одном из предыдущих разделов.