Раздел 3. Экология и питьевая вода

Вопросы экологии не просто волнуют людей из-за того, что проблемы экологической безопасности только нарастают и усиливают тревогу разумных членов нашего сообщества. При этом каждое из государств пытается по своему, решать нарастающие проблемы. В этой работе автор коснётся только проблемы качества питьевой воды, и предложит проект для её решения.
В ряде обзорных работ в последние годы отмечалось, что в структуре химических загрязнителей окружающей среды, способных оказывать существенное влияние на состояние здоровья населения, включая детские контингенты, особое место занимают пестициды и тяжелые металлы (В.Н.Ракитский, Г.П.Золотникова, 2000; А.М.Спиридонов, 2000; Г.Г.Онищенко, 2001; И.М.Трахтенберг, 2003; Б.А.Курляндский, 2003). Это связано с их стойкостью в объектах среды (почва, вода, растения), выраженной биологической активностью и способностью мигрировать, а в ряде случаев и циркулировать в природных биоценозах (В.Н.Ракитский, 2003; Р.А.Рязанова, 2000; И.М.Трахтенберг, 2003; А.И.Потапов, В.Н.Ракитский, 1998). См. также работу Синицкой Т.А. «Гигиеническая безопасность населения в условиях комбинированного воздействия пестицидов и тяжелых металлов», диссертация … доктора медицинских наук, 2007.
Наиболее близкой к концепции автора представляемой читателям работы оказалась статья, опубликованная в № 2 журнала «Вода и Экология. Проблемы и решения» за 2016 год «Физиологически полноценная питьевая вода (47; 78) для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области».
«В статье дан анализ отечественной и зарубежной литературы в области оценки влияния водного фактора на здоровье человека, изучены свойства невской воды и проведен её сравнительный анализ с подземными питьевыми водами г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области, дана оценка питьевым водам г.Санкт-Петербурга, изучены и исследованы региональные геохимические особенности и ресурсы подземных питьевых вод. По результатам проведенных исследований предложена физиологически полноценная питьевая вода ФППВ (47; 78) для региона – № 47 (Ленинградская область) и № 78 (Санкт-Петербург)… Ведутся эксперименты о влиянии воды на здоровье человека и экосистемы, явления электромагнетизма в воде и факты нелокального взаимодействия в водных средах, включая биологические. Интенсивное развитие гидрогеологических, гидрохимических, и медико- экологических исследований позволило оценить влияние водного фактора на здоровье человека. Приоритетный характер в формировании здоровья человека носят региональные типологические особенности питьевой воды. Научно доказана прямая зависимость здоровья человека от состояния воды, которую он пьёт. Это позволяет существенно продвинуться в проблемах безопасности жизни, не медикаментозных способов борьбы с болезнями цивилизации, продления активной жизни человека. Учитывая зависимость состояния здоровья населения от минерального состава питьевой воды, учёные РАМН определили физиологическую полноценность питьевой воды (ФППВ), которая определяется ее соответствием нормативам высшая категория СанПиН 2.1.4.1116-02 табл.1. В настоящее время соответствует требованиям к питьевой воде, расфасованной в ёмкости (код ТН ВЭД ТС :2201 10).
Установлено, что многих болезней можно избежать, если бы люди употребляли качественную физиологически полноценную питьевую воду. Однако, поверхностные питьевые воды повсеместно загрязнены, а экономическая эффективность использования подземных высококачественных питьевых вод пока не изучена и не исследована должным образом. Для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области эта проблема также является актуальной. В СанПине 2.1.4.1116.-02 установлены жёсткие рамки для физиологически полноценной питьевой воды по количественным показателям. Нормативы действуют на всей территории РФ. Однако, водопроводная вода хозяйственно-питьевого назначения более чем пятимиллионного Санкт-Петербурга далека от стандартов физиологически полноценных питьевых вод. В Санкт-Петербурге общая заболеваемость взрослых болезнями системы кровообращения, эндокринной системы, инфекционными болезнями и др. выше среднего уровня по России … Ведутся эксперименты по влиянию воды на здоровье человека и экосистемы, изучаются явления электромагнетизма в воде и факты нелокального взаимодействия в водных средах, включая биологические. Интенсивное развитие гидрогеологических, гидрохимических, и медико-экологических исследований позволило оценить влияние водного фактора на здоровье человека. Приоритетный характер в формировании здоровья человека носят региональные типологические особенности питьевой воды. Научно доказана прямая зависимость здоровья человека от состояния воды, которую он пьёт. Это позволяет существенно продвинуться в проблемах безопасности жизни, не медикаментозных способов борьбы с болезнями цивилизации, продления активной жизни человека. Учитывая зависимость состояния здоровья населения от минерального состава питьевой воды, учёные РАМН определили физиологическую полноценность питьевой воды (ФППВ), по её соответствию нормативам высшая категория СанПиН 2.1.4.1116-02. В настоящее время вода удовлетворяет требованиям к питьевой воде, расфасованной в ёмкости (код ТН ВЭД ТС :2201 10). … ФППВ (47; 78) соответствует эколого-физиологическому критерию оптимальности макро- и микроэлементного состава питьевых вод региона Ленинградской области и Санкт-Петербурга, ее общая минерализация находится в более жестком диапазоне 150-350 мг/л. Вода гидрокарбонатная относится к маломинерализованным водам.
Содержание основных жизненно важных биогенных элементов: … кальций 10-40 мг/л, магний — 5-45 мг/л, калий — 2-20 мг/л, бикарбонаты — 50-300 мг/л, фторид ионы — 0,5-1,0 мг/л, йодид ионы 5-100 мг/л, Структура подземной питьевой воды соответствует состоянию организма человека, проживающего в данном регионе 150-350 мг/л — оптимальный уровень минерализации (население Санкт-Петербурга, адаптировано к воде низкой минерализации)».
(ДАН: «адаптированность» населения к такой воде следует серьёзно обсудить со специалистами по медицинской статистике. Какое значение в принципе допустимо для минимально предельного уровня минерализации? Ведь, если в крови человека содержится около мг/л минеральных ингредиентов (см. табл. ), то
Следует отметить, что автор не ставил перед собой задачу создания полноценного обзора литературных данных, касаясь только вопросов, возникающих при обсуждении проблемы качества питьевой воды, на соответствующих совещаниях достаточно высокого уровня.
Во всех оценках и предложениях, автор во главу угла ставит подход, основанный на внимательном анализе полученных знаний. Такой приём позволяет корректировать некоторые наши представления, использование которых в практике «оздоровления населения» иногда тянется с незапамятных времён, хотя и кажется, на первый взгляд, «абсолютно неоспоримым».
Представляемая вниманию читателей работа могла иметь подзаголовок «коллективный анализ», так как автору требовалась помощь коллег в поиске информации о составах минеральных вод, добываемых на территории Российской Федерации и в других странах. Имелись три основные причины для обращений к общественности:
— хотелось, чтобы книга напоминала справочное издание; для этого требовался сбор большого объёма информации, рассеянной по многочисленным источникам во всероссийских, региональных и местных СМИ, не говоря уже об интернете и о зарубежных минеральных водах, появившихся на нашем рынке;
— было бы весьма желательно, очистить информацию от, мягко говоря, мешанины, в виде умалчивания сведений о полных составах питьевых и лечебных минеральных вод, а также от рекламного «хвалебного мусора»;
— требовалось также проанализировать информацию о составах, производимых в регионах минеральных вод, которые указывают производители на этикетках для потребителей.
К сожалению, изначально автор столкнулся с молчаливым неучастием большинства потребителей в предоставлении соответствующей информации, направленной на прояснение ситуации с качеством воды, которую мы используем в быту. Причины могут быть разные — например, неэффективное использование интернета и средств массовой информации (СМИ). Однако складывается такое впечатление, что большая часть населения уже давно смирилась с неизбежностью возникшей ситуации — от этого ведь, кажется «не умирают»! Здесь, по мнению автора, следует расширить бытовую формулу, добавив несколько слов «обычно сразу не умирают». Но вот продолжительность нашего существования на этой грешной земле при использовании воды и пищевых продуктов, содержащих токсичные для человеческого организма примеси, специалисты предпочитают контролировать с помощью весьма дорогостоящих медицинских средств и лечебных приёмов, вместо употребления качественной питьевой воды. Возникла целая отрасль платной медицины, весьма затратной для населения — понятно, что она доступна не для всех. Известны случаи, когда некоторая часть заболевших людей, предпочитает добровольно покинуть этот мир, не желая терпеть муки или напрягать с финансами своих близких. И всё это, так или иначе, связано с качеством воды, пищи, а в целом от состояния окружающей среды, загаженной примитивными технологиями хозяйствования и бытовыми отходами.
Но автор надеется, что, в конце концов, запланированное «справочное издание», которое откроет разумному человеку дополнительные возможности для не медикаментозного способа борьбы с «болезнями цивилизации», когда-нибудь будет создано. В этой работе мы также будем говорить о питьевой воде. Однако предлагаемый в данной работе подход по основным позициям будет отличаться от предложений, сформулированных в цитируемом выше сообщении.
Некоторые семьи пытаются организовать собственную доочистку водопроводной воды, обычно обозначаемой хозяйственно — питьевой, не полагаясь на качество централизованного очищения. Свои представления по решению этой проблемы они пытаются решать, опираясь на рекламный речитатив менеджеров по продажам очищающих воду устройств. Автор тоже предпринял такую попытку, но очень скоро понял, что это путь в неизвестность, к тому же — очень затратный. Разберёмся во всём по порядку.
Вначале должен признаться, что в процессе написания первого издания сборника не возникало сомнений о связи между качеством потребляемой питьевой воды и продолжительностью жизни человека. Однако сразу после издания книги захотелось расширить текст, обозначив некоторую последовательность знакомства с обозначенной проблемой и привести доводы, свидетельствующие о достаточном личном «уровне компетентности». Хотя автору изначально явно не хватало нужной информации. Поэтому начинаем как бы — «с нуля».
Обозначение «хозяйственно — питьевая вода» учитывает основные направления использования воды, кроме питья она идёт на смыв унитазов, мытьё и ополаскивание посуды, стирку белья, даже на полив приусадебных участков и т. д. В так называемых — «цивилизованных» обществах, люди привыкли экономить воду, очевидно, из-за её высокой стоимости. Вспомним, хотя бы расхожие сообщения об «умывании членов семьи водой из одной раковины», касающиеся практичных англичан и немцев. Правда, судя по некоторым отзывам жителей, в этих странах, по мнению автора, также существует проблема качества питьевой воды. А ещё некоторые семьи из-за рыночной дороговизны пытаются «экономить», запасая её впрок, путём запуска потока воды небольшой струйкой, которая не фиксируется датчиками расхода воды. Полагаю, что статистических данных, учитывающих подобную манипуляцию вполне возможную для рачительных хозяев, в природе не существует. Но что не сделаешь ради экономии семейных средств, а «голь на выдумки хитра» и не только голь. Автор (надеюсь к месту) использует ещё одно российское изречение — «хочешь жить, умей вертеться!». Но для нас сегодня это пока ещё только слова, хотя региональные власти уже получили возможность и начинают решать свои проблемы с бюджетом региона «за счет средств населения» посредством увеличения стоимости коммунальных услуг.
Автор в представляемой работе попытался рассмотреть официально существующие представления о критериях качества питьевой воды и реальное состояние дел в стране по его обеспечению. Текст рассчитан не столько на организации, имеющие отношение к процессам водоподготовки и к органам, контролирующим их деятельность. Но и к людям, заботящимся о своём здоровье, а также к депутатам всех уровней и к научным сотрудникам разнообразных институтов, в сферу деятельности которых входит решение вопросов, связанных с разработкой технологий обеспечения населения полноценной питьевой водой. Поэтому содержание публикации, на взгляд автора, представляет собой доступное научно-популярное изложение возможного направления решения, стоящей перед обществом проблемы. Предлагаются простые и доступные подходы к методам её решения, пригодные как для деятельности организаций, имеющих отношение к соответствующим производствам питьевой воды и контролирующих органов на государственном уровне, так и для индивидуального бытового использования.
Следует отметить, что автор по мере погружения в тему всерьёз начал задумываться над тем, почему мои домочадцы, походя, используют сырую воду из-под крана, например, для приёма таблеток, полагаясь только на её кипячение, а иногда и без кипячения. Вначале пытался объяснять им всю пагубность такого поведения, а потом прекратил и взялся за описание проблемы. Хотя и являясь отчётливым атеистом, с определённого времени стараюсь придерживаться «Молитвы пожилого человека», текст которой неожиданно попал мне в руки и был опубликован в предыдущей книге «Сохранение естественной красоты и здоровья» (см. сайт — www.an-detsina.ru). Вот и характер, представляемой вашему вниманию, уважаемые сограждане, работе адресован не всем, а только самым обеспокоенным и способным оценить существующую проблему качества питьевой воды. Хотя, конечно, он может представлять интерес для соответствующих специалистов, в чью обязанность входит решение вопросов, связанных с обеспечением населения нашей страны питьевой водой приемлемого качества.
О чрезвычайной важности вопросов, поднимаемых в предлагаемой вашему вниманию публикации, свидетельствует и мнения некоторых специалистов.
Почему же так важно качество питьевой воды? Что будет, если постоянно употреблять воду, в которой одних неорганических элементов не хватает, а других — слишком много? Согласитесь, что в вопросах такого рода речь идёт, не только о привычном «очищении» воды, но и о нормализации её солевого состава.
Рассмотрим мнение экспертов: «О пяти видах бутилированной воды» рассказывают эксперты НП «Росконтроль». Ирина Конохова, ведущий эксперт НП «Росконтроль» (врач) говорит о питьевой воде.
«Систематическое употребление питьевой воды, минеральный состав которой отличается от оптимального, увеличивает предрасположенность к различным заболеваниям. Реакция организма одинакова – он пытается вывести избыток или скомпенсировать недостаток, выводя воду с нужными солями, имеющимися в организме. Употребление недостаточно жесткой воды (в которой нет кальция и магния) ассоциируется с увеличением заболеваемости болезнями органов кровообращения.
Поэтому так важно соблюдать в воде нормативы по показателям минерального состава, чтобы обеспечить физиологическую полноценность воды, при которой организм работает без напряжения, не избавляясь от лишнего и не сокращая количество воды за счет выведения солей. Для этого все главные показатели качества питьевой воды должны находиться на оптимальном уровне: общая минерализация, жесткость, содержание микроэлементов. Такая вода называется физиологически полноценной. Именно такая вода — самая полезная, и ее можно и нужно пить каждый день и взрослым, и детям».
Пожалуй, лучше и не скажешь. В этих двух абзацах сформулированы очевидные постулаты, аналогичные тем соображениям, которые автор использует в своих разработках препаратов нового поколения [2-5]. Хотелось бы конечно, знать, что обозначает сочетание слов «нормативы», «оптимальный состав» и «физиологическая полноценность», и как их определяют.
Приводим мнение Андрея Мосова, руководителя экспертного направления НП «Росконтроль», врач:
«Есть такое понятие — физиологическая полноценность питьевой воды. Если в воде не хватает каких-то минералов и микроэлементов, то полноценной и полезной для человека она не будет. Если в воде нет кальция и магния, значит, потребление такой воды будет способствовать развитию дефицита этих веществ в организме. Кальций это основной элемент нашей костной системы, магний необходим для нормальной работы нервной системы и сердца. Недостаток фтора вызывает кариес, недостаток йода — болезни щитовидной железы».
Как видим, вновь используется понятие «физиологическая полноценность» питьевой воды. Но, к сожалению, цитата сводится только к недостаточному содержанию отдельных элементов, присутствующих в воде. А как быть с возможным избытком, и каким образом его устанавливать или ещё лучше — не допускать? Знающие люди, включая и уважаемых специалистов Роспотребнадзора, могут обратить наше внимание на предельно допустимые концентрации (ПДК) примесей к питьевой воде. У автора к процедуре установления таких величин в нашей стране, а также другими государствами и Всемирной организацией здравоохранения, специалисты которой постоянно увеличивают перечень веществ, присутствующих в питьевой воде с установлением значений ПДК, имеются вопросы, которые требуют пояснения.
Далее пробуем обратиться к мнению Юрия Рахманина, академика РАМН, директора НИИ экологии человека и гигиены окружающей среды им. А. Н. Сысина:
«Артезианская вода нуждается в тщательном изучении и подробном анализе. В некоторых случаях, когда в ней слишком много вредных веществ, ее не только нельзя пить, но даже использовать в бытовых целях. Бывает так, что все элементы в норме, а по одному — превышение в 5 и даже 10 раз, и, конечно, такую воду в неограниченном количестве употреблять нельзя. Есть артезианские источники, которые содержат созданную природой физиологически полноценную воду. Производителям, которые разливают воду из таких скважин, очень повезло. Им нужно только провести минимальную очистку и обработку воды, и всё — она готова к фасовке. Но таких источников очень мало».
Таким образом, понятие о «физиологической полноценности» питьевой воды различного происхождения можно, по-видимому, считать принятой научным сообществом характеристикой. Автор убедился в том, что это понятие встречается во многих научных, околонаучных статьях и даже в рекламных пассажах на отдельные виды воды различного происхождения. Остаётся понять, что эксперты вкладывают в это определение?
А вот мнение о том, что артезианскую воду достаточно провести «минимальную очистку и обработку воды, и — она готова к фасовке», вызывает некоторые сомнения. Это утверждение входит в противоречие с предыдущими мнениями специалистов и с теми сведениями о составах ингредиентов в воде, которые были собраны в процессе работы над данной публикацией.
Давайте попробуем уяснить наиболее приемлемые способы расчёта физиологической полноценности многокомпонентных водных систем.
Представим, например, питьевую воду первой категории, которая должна быть, прежде всего, безопасной. Чтобы доказать безопасность воды, необходимо проверить в лаборатории не только нет ли в ней, например, болезнетворных микробов. Сегодня нужно протестировать воду не менее чем по 90 установленным контролирующими органами показателям! Вспомним СанПиН 2.1.4.1116-02, на текст которого ссыпаются авторы в цитируемой публикации, о питьевой воде Санкт-Петербурга. В нём официально приводится множество токсичных веществ и показателей загрязнения питьевой воды: нитраты и цианиды, ртуть, свинец и кадмий, нефтепродукты и фенолы, мышьяк, а также целый ряд других соединений, включая и радиоактивные примеси. Для всего этого явно недоброкачественного «компота» установлены соответствующие индивидуальные «предельно допкстимые концентрации» (ПДК), о которых речь пойдёт далее.
Даже, если исключить из общего списка показателей загрязнители органического происхождения, которых вообще не должно быть в артезианской воде, добываемой из достаточно глубоких водных слоёв, в ней может содержаться немало токсичных неорганических примесей. А содержание и соотношение в ней полезных элементов натрия, кальция, магния, калия, фтора, железа, йода и т.д., по мнению специалистов, с которыми следует согласиться, требует детальной и полноценной физиологической нормализации. Причем требования к воде первой категории достаточно «мягкие» (до безрассудства!): в основном, даны показатели «не более», то есть, например, калий <20, магний <65 мг/л. Получается, что необходимых человеческому организму полезных минералов и микроэлементов в такой воде вообще может и не быть. Какая же это, извините, физиологическая полноценность и нормализация состава воды?
Итак, по мнению специалистов НП «Росконтроль» производитель должен принимать меры для того, чтобы превратить воду в полноценный полезный для человека продукт. Совершенно очевидно, что для этого в первую очередь необходимо убрать все токсичные примеси, и не забывать о нормализации содержания полезных для организма неорганических катионов и анионов, как для устранения их избытка, так и для компенсации недостатка. И вот, «избыток» действительно нормализуют установлением ПДК, которые разумно могут быть обозначены в качестве «максимальных значений ПДК» (ПДКмакс). А «минимальные значения ПДК» (ПДКмин), если и обсуждаются в специальной литературе, то только по отношению к отдельным элементам, «недостаток» которых в питьевой воде и в продуктах питания приводит к определённым, распространённым на территории РФ, отклонениям в функционировании человеческого организма от «нормы». К таким неорганическим элементам относятся фтор и йод. А как быть с остальными ингредиентами (более 20 наименований), которые не менее нужны для обеспечения полноценного функционирования организма человека?
Рассмотрим некоторые выводы экспертов НП «Росконтроль» по представленным материалам и сформулируем свои вопросы:
«Самая безопасная, качественная и полезная вода для взрослых — питьевая вода высшей категории. Для детей — специальная детская питьевая (не минеральная!) вода. Только такую воду можно пить каждый день в неограниченном количестве». Пояснение экспертов: «Содержание минералов и микроэлементов в детской воде скорректировано с учетом повышенного водопотребления, то есть, установлены более жесткие рамки. Для ребенка вреден, может быть как недостаток, так и избыток определенных элементов. Например, если в воде мало фтора, это на 90% гарантия того, что у ребенка начиная с молочных зубов, будет кариес. А если фтора слишком много, появится другая проблема — флюороз (поражение эмали зубов: сначала появляются белые пятна на зубах, потом черные, а потом зубы крошатся)…». (ДАН — Возникают следующие вопросы: дети в разном возрасте имеют различную потребность в питьевой воде. Каким образом проводится корректировка её потребления? Судя по последнему фрагменту пояснений, можно предположить, что определение оптимального содержания полезных ингредиентов (например, фтора) в воде проводится по результатам их недостатка или избытка. Итак, наряду с фтором, по всем ингредиентам — так ли это? И ещё, каким образом определяют «избыток» и «недостаток»? Ведь не может же быть такого, чтобы неограниченное увеличение содержания «полезных» биологически активных веществ было безопасным для человеческого организма? Потребители должны знать, какие концентрации и соотношения многочисленных ингредиентов, привносимых в организм с водой и продуктами питания, являются необходимыми и оптимальными для человека с приёмом физиологически полноценной питьевой воды. А от каких — следует категорически избавляться). Продолжим цитирование.
«Минеральную воду лечебно-столовую и, тем более, лечебную можно пить курсом и желательно по назначению врача. С «минеральной питьевой», «минеральной столовой», «минеральной природной столовой» водой нужно быть очень осторожными: в ней может быть пяти — и даже десятикратное превышение допустимых для бутилированной питьевой воды уровней по какому-либо элементу. Необходимо разбираться в количестве минералов и микроэлементов, полезных для здоровья.
Ледниковая, талая и горная вода — безопасны и полезны, если разливаются из источников, расположенных у подножья гор, и соответствуют по содержанию минеральных веществ физиологической полноценности». (ДАН К этому фрагменту цитируемого высказывания также можно относиться с определённой долей сомнения).
Можно цитировать и другие источники. См., например: Янкевич К.С. «Физиологическая полноценность питьевой воды подземного нецентрализованного источника г. Барнаул», сб. материалов III молод. эколог. Форума, 2015;
Тунакова Ю.А., Габдрахманова Г.Н. и др. «Способ обеспечения населения г. Казани физиологически полноценной питьевой водой», Вестн. Казанского технолог. Универ., вып. №18, т.18, 2015;
Для читателей, желающих понять проблему, можно рекомендовать рассмотреть эту и иную информацию, затрагивающую обсуждаемый автором вопрос об оценке качества питьевой воды в населённых пунктах страны. Заодно, можно будет сопоставить позиции авторов этих статей с излагаемыми в следующих разделах книги представлениями.
А вот для того, чтобы показать особую значимость для нас с вами, уважаемые читатели, и для всего населения России этой проблемы предлагаю познакомиться с первым разделом Проекта Федеральной программы: «Обеспечение населения России питьевой водой», которая отражает состояние обеспечения водой на начало 21-го века.
«1. Оценка существующего состояния систем питьевого водоснабжения и водоотведения (по данным МПР РФ и Госстроя РФ)
В настоящее время в России насчитывается 1097 городов, 1836 поселков городского типа и 24464 сельских администраций.
В них имеется 12323 коммунальных и 50794 ведомственных водопроводов, из них 1109 и 114, соответственно, водопроводов с водозабором из поверхностных водных объектов, обеспечивающих подачу 68% всей водопроводной воды городскому населению, главным образом, крупных городов. 11214 — коммунальных и 49650 — ведомственных водопроводов питаются от подземных источников и обеспечивают подачу 32% водопроводной воды.
Водоснабжение сельских населенных пунктов с объемом водопотребления 3,9 км3/год базируется, в основном, на использовании подземных вод — 7,5 млн. м3/сутки или 88 % от общего объема водопотребления. Из поверхностных источников забирается только 1,3 млн. м3 /сутки, или 12 процентов.
Из 152 тыс. сельских населенных пунктов России с населением 39,5 млн. человек, централизованным водоснабжением охвачено 73 тыс. поселений, где проживает 25,4 млн. человек или 64% от общего количества населения (выделено автором — запомним эту цифру).
На большинстве эксплуатируемых централизованных водопроводов вода не соответствует требованиям СанПиНа. Требуется совершенствование реагентной обработки воды, необходима реконструкция станций очистки воды и насосных станций перекачек, отработавших свой амортизационный срок. Свыше 70% водоводов и разводящих сетей находятся в ветхом состоянии.
Системы централизованного водоснабжения (всего 93 тысяч) в сельской местности представлены, в основном, локальными водопроводами. Внутренним водопроводом оборудованы 40% жилого фонда сельских населенных пунктов, канализацией — 30%. Водопользование из водозаборных колонок осуществляют 35% сельских жителей, 25% сельского населения пользуется водой из шахтных и мелкотрубчатых колодцев, открытых водоемов и родников. В отдельных районах используется привозная вода в объеме 130 тыс. м3/сутки. Из 93 тыс. систем централизованного водоснабжения в сельской местности в восстановлении нуждаются 9,5 тысяч или 11% от общего количества водопроводов, в реконструкции 61,3 тыс. или 66% (выделено автором — характерная картина).
Всего в сельской местности пользуются водой, не соответствующей стандартам качества, 29,5 млн. человек, из них 9,0 млн. человек получают воду не питьевого качества из децентрализованных источников и 20,5 млн. человек — из централизованных систем водоснабжения. Потребление воды, не соответствующей гигиеническим нормативам качества, определяет неблагополучное санитарно-эпидемиологическое состояние многих сельских населенных пунктов России.
Доля проб воды из источников питьевого водоснабжения, не отвечающей гигиеническим нормативам по санитарно-химическим показателям, в целом по стране составляет 28,4 % (в том числе поверхностных — 27%); по микробиологическим показателям — 9,1 (21,6%).
Наиболее распространенным показателем низкого качества питьевой воды является повышенное содержание солей, железа, марганца, фтора, йода, селена, стронция.
В Российской Федерации, по официальным данным, каждый второй житель вынужден использовать для питьевых целей воду, не соответствующую гигиеническим требованиям; население ряда регионов страдает от недостатка питьевой воды и связанных с этим отсутствием надлежащих санитарно — бытовых условий.
В течение длительного времени финансирование и реконструкция развития жилищно-коммунального хозяйства вообще, и водопроводно-канализационного хозяйства, в частности, осуществлялось по остаточному принципу.
Установленный Строительными нормами и правилами норматив водопотребления 220-230 л на человека в сутки повсеместно значительно превзойден и с учетом потерь воды его фактическая величина в жилом фонде составляет 380-420 л./чел. в сутки.
Одной из причин такого высокого уровня удельного водопотребления явилось игнорирование важности и значения тарифов на подаваемую воду. Для населения плата за воду не соответствует ее фактической цене.
Во многих городах России эксплуатируются системы централизованного водоснабжения с охватом ими таких потребителей, для которых не требуется вода питьевого качества.
В последние годы, из-за недофинансирования в сфере коммунального хозяйства, происходит опережающий износ существующих сооружений водоподготовки и систем подачи и распределения воды — объем восстановления и обновления трубопроводов составляет 10-12% от реальных потребностей, что ведет к нарастанию протяженности полностью изношенных труб и росту аварийности.
При одновременном ужесточении требований к качеству воды питьевого качества имеет место стабильное ухудшение обеспечения населения большинства городов и поселений РФ питьевой водой.
При этом, порядка 20-30% населения использует индивидуальные фильтры, либо бутылированную воду, либо привозит воду для питьевых целей из имеющихся нецентрализованных источников (родники, колодцы и т.д.).
Следует отметить, что в последние годы в отрасли существенно сократилось централизованное управление. Соответственно, практически прекратилось финансирование региональных программ из федерального бюджета».
Выделенные автором при цитировании фрагменты Проекта Программы (жирный текст), однозначно свидетельствуют о неблагополучном состоянии этой отрасли хозяйства (рука не поднимается вставить определение — «народного»). Скорее — наоборот. Согласитесь, что представленная в Программе ситуация с питьевой водой в стране напоминает многократно штопанный «Тришкин кафтан» с явно видимыми «дырами» в самых непотребных местах, требующий не столько дальнейшей штопки, сколько срочной замены. Простите автора за примитивное бытовое сравнение. Но дальше терпеть нельзя и нужно что-то делать.
Поэтому к следующей информации следует подойти серьёзно не только потому, что она отражает обеспечение питьевой водой население второго по масштабам города России (Санкт-Петербурга), но и по составу участников обсуждения. Приводим текст публикации полностью (ДАН — Жирный шрифт выделен автором).
Ирина Кравцова , ИА «Росбалт» Физиологическая полноценность питьевой воды: «Новое слово в водоснабжении. Ни одно посещение Петербурга главным санитарным врачом РФ Геннадием Онищенко не остается незамеченным. Его яркие заявления и комментарии украшают страницы и ленты СМИ. На этот раз главврач посетил город на Неве в связи с необходимостью сказать новое слово в истории отечественного водоснабжения.
Цветем и пахнем. Озвучить общероссийскую статистику было доверено академику РАМН, директору Института экологии человека и гигиены окружающей среды имени А. Н. Сысина, Юрию Рахманину. Он сообщил, что в России каждая пятая проба воды не соответствует по химии, десятая — по микробиологии. Почти 45% граждан испытывает дефицит по кальцию, 25% — магнию. Дефицит фтора и йода испытывают 90% россиян.
Кариес у нас, оказывается, «цветет и пахнет» — другой такой страны нет, авторитетно утверждает директор Института экологии человека. Ученый отметил, что до такой жизни мы докатились, в том числе, из-за скудости соцпомощи со стороны правительства — уж слишком «полегчала» наша потребительская корзина. Но проблему эту надо решать, и решать ее предлагается испытанным советским способом — через иодизацию соли, а также минерализацию питьевой воды (это новый подход к проблеме).
В первую очередь нужно убрать дефицит по кальцию, магнию и фтору. Так, в США 80% населения получает фторированную воду. То же самое нужно делать и нам, но не так, как мы это делали до сих пор, когда 85% «добавки» составлял шлак, пояснил он. Была приведена также информация о том, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует характеризовать воду 116-ю показателями, а сегодня ведется работа, чтобы довести эту цифру до 232-х.
(ДАН: обратите внимание на эту цифру и оцените — насколько, при этом, увеличатся «поборы» на организацию и проведение анализов во всех регионах страны — неужели, кто-то ещё надеется на «потусторонние силы»?).
Новое слово. Главный государственный санврач по Петербургу Игорь Ракитин отметил, что вода в городе — абсолютно безопасна. Ее показатели по химическому и микробиологическому составу находятся в пределах нормы. Разве что в ней отмечается повышенное содержание железа, но никто еще не связал железо со здоровьем, как-то очень легкомысленно отмахнулся он от этой примеси. Вместе с тем, Ракитина беспокоит, что невская вода слабо минерализирована. Отсюда, утверждает он, высокая заболеваемость рахитом, остеопорозом, кариесом, а также с сердечными заболеваниями. Именно поэтому необходимо подходить к водоснабжению не просто безопасной водой, а физиологически полноценной.
Его поддержала заведующая кафедрой Петербургской медицинской академии имени Мечникова Валентина Семенова. Она сказала, что если термин «физиологически полноценная вода» будет узаконен, то появится возможность административным путем корректировать минерализацию водопроводной воды до необходимого уровня. Также эксперт отметила, что требуется разработать нормативы нового стандарта воды. (ДАН: на первый взгляд — всё правильно, но всё дело в деталях.)
Регламенты ужесточат. Как оказалось, что предложения петербургских ученых вот-вот будут материализованы. Юрий Рахманин сообщил, что в настоящее время на утверждении в Госдуме находятся новые регламенты на питьевую воду. Вместо имеющихся 56 показателей качества воды в них предлагается ввести 88 показателей. Академик отметил, что Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) рекомендует характеризовать воду 116-ю показателями, а сегодня ведется работа, чтобы довести эту цифру до 232-х. (ДАН: это повтор — комментарии см. выше).
По словам ученого, предлагается ввести два новых критерия качества — «стабильность качества» и «физиологическая полноценность». Испытания «физиологической полноценности» воды проводилось на добровольцах и космонавтах, отметил директор Института. На этом наши ученые не успокоились. Они вплотную подошли к нормированию тяжелого водорода, а также корректировки структуры воды. «Известно, какую большую роль именно структура воды оказывает на наш организм», — отметил он. Благодаря разработкам исследователей, появилась возможность влиять на структуру воды, делая ее тем самым более полезной. В ближайшие 3-4 года, эта сказка станет былью, заверил Юрий Рахманин».
(ДАН: Позволю выразить сомнение. Вспомнилось то обстоятельство, что мой первый Учитель Р.О Матевосян занимался исследованиями в близкой области. Кажется, ещё в 1965 году он делал доклад по результатам своих исследований (изучение времени релаксации структуры растворителей, включая и воду) на одном из заседаний в Российской академии наук. Вспоминание нашего с ним обсуждения натолкнуло на мысль, что идея придания особых свойств воде с использованием её структурирования может не иметь практической ценности для обеспечения населения «специальной» питьевой водой, так как, по-видимому, она окажется бесперспективной из-за малого времени релаксации (возвращение в исходное «полиморфное» состояние). И ещё в памяти автора сохранилась история создания в Академгородке лаборатории по изучению «особых свойств» некоторых источников воды, а также свойств, так называемых вариантов «живой» и «мёртвой» воды, образующихся в процессе электролиза солевых водных растворов. После 10 лет интенсивного изучения особых свойств «уникальных свойств» некоторых образцов воды, лаборатория, оснащённая самым современным (по тем временам) оборудованием, прекратила своё существование из-за отсутствия значимых результатов, а упомянутые выше варианты субстанций, образующихся при электролизе солевых растворов, объяснялись протеканием на электродах известных исследователям электрохимических реакций.
Приведу также пример отношения моего второго Учителя — В.А.Коптюга к «фундаментальной» проблеме, представленной в книге «Биоинформационная функция естественных электромагнитных полей» (из письма академику АМН СССР В.П.Казначееву, 4.02.1986 г.) «…Излагаемый в книге материал сильно насторожил меня. В связи с этим я попросил нескольких специалистов в области физики и биологии высказать своё мнение по поводу этой книги. Мнение их достаточно единодушное и может быть обобщено в виде двух основных пунктов. Во-первых, в книге много мест, которые требовали очень серьёзной научно-редакционной правки в период подготовки рукописи к изданию…. Во-вторых, что более важно, все рецензенты высказали точку зрения, что ещё одна публикация по дистантным клеточным взаимодействиям без проверки описываемых эффектов в независимых лабораториях не может быть оправданной. Это обычное требование по отношению к любым экспериментальным данным, которые могут быть отнесены к категории революционных. Каждое такое открытие должно подвергаться особо тщательной проверке, чтобы исключить возможные конфузы …».
Вполне возможно, именно это требование может не учитываться цитируемым выше мнением и некоторыми работами академика РАМН Юрия Рахманина. Хотя, возможно, я ошибаюсь из-за недостаточной информированности.
При рассылке информации о первом издании книги о питьевой воде, автор неоднократно сталкивался с подобными «странноватыми» публикациями. На мой взгляд, для установления истины в отношении, ожидаемого «революционного влияния структурированной» воды» на клеточные структуры организма человека нужно получить ответ всего на четыре вопроса:
1. С какой скоростью происходит естественный переход так называемой «структурированной, мицеллярной, кластеризованной и т.п.» воды в обычное стабильное «полиморфное» состояние?
2. Каким образом зависит скорость этого перехода от температуры воды?
3. Как влияет на длительность сохранения «особых свойств» воды присутствие в водных растворах неорганических катионов и анионов?
4. Не меняется ли характер структурного строения воды и её свойства при попадании в окружение крупных и мелких органических молекул, присутствующих в жидких фазах человеческого организма (кровь, плазма, лимфа, межклеточная жидкость), таких как белки, углеводы, пептиды, витамины и прочие биологически активные вещества (БАВ)?
По мнению автора, только после получения ответов на эти и другие возможные вопросы можно принимать решение об использовании эффектов, связанных с предварительным структурированием воды. Торопливость в науке неоднократно приводила к последующему закрытию «революционных гипотез». Вспомним, хотя бы открытие и закрытие так называемой «воды Дерябина», тоже обладающей «особыми свойствами». Но изучать эти эффекты, вне всякого сомнения, нужно спокойно и основательно, без «грохота рекламных инновационных барабанов».
И ещё одно соображение касается многократного увеличения перечня нормируемых показателей качества питьевой воды, инициируемое специалистами уважаемой Всемирной организации здравоохранения. Не кажется ли вам, уважаемые читатели, что уже сейчас водоподготовка и контроль качества воды обходится государству значительно дороже, чем большинство населения РФ реально может компенсировать их стоимость? Что же последует после введения упомянутых выше 232-х нормируемых показателей качества питьевой воды? У автора не имеется желания детально обсуждать эти вопросы. Отмечу только, что человечество, модифицируя (загрязняя) окружающую среду экзогенными отходами производств, как обычно, вползает в «бесконечный тоннель» по рельсам, которые могут привести только к одному и весьма печальному выходу. Как химик (по своему исходному образованию) могу утверждать, что количество синтезированных новых молекул веществ с недостаточно изученными свойствами, которые мои коллеги продолжают создавать в химических лабораториях, далек от своего завершения. Этот процесс бесконечен. Трудно себе даже представить, всех последствий такого «выхода» для населения. Автор полагает, что сегодня созрела необходимость принципиального прекращения движения в глубину этого гибельного «тоннеля».
В данной работе предлагается возможный вариант решения этой «глобальной» проблемы в основном с использованием многократно проверенных и подтверждаемых экспериментальной практикой подходов.
Однако, для представления действительной необходимости изменения сложившейся ситуации с обеспечением качества питьевой воды, продолжим представление обсуждаемой публикации.
«Научные разговоры Геннадия Онищенко почему-то насторожили. «Я потерял надежду перевести разговор в практическую плоскость, поэтому огрубляю проблему — скажется ли введение новых стандартов на ухудшении качества основной воды?» — поставил он вопрос ребром. Все заверили, что нет. Есть несколько форм организации такого водоснабжения, отметил генеральный директор ГУП «Водоканал С-Петербурга» Феликс Кармазинов. Например, локальные установки в домах. Другой вариант — доставка бутилированной воды, специально приготовленной специалистами.
Юрию Рахманин это представляет себе следующим образом: техническая вода доходит до дома, в котором внизу оборудован узел системы доочистки. При этом он заметил, что чистая вода должна подаваться в квартиры «не по черному металлу, а по другим трубам». Вопрос упирается в проблему внутриквартальных и внутридомовых разводок, констатировал он. Собственно на этом, наверное, можно было представленное совещание, и закруглять — тема исчерпана, так как «внутриквартальная и внутридомовая» проблема непобедима».
(ДАН: Предлагаю обратить внимание на приведенные выше в Программе сведения о том, какой процент населенных пунктов в стране не имеют, даже обветшалых систем централизованной водоподготовки и разводки воды по квартирам. Поэтому позвольте и мне, уважаемые читатели, присоединить свой голос в пользу возможности и необходимости решения «непобедимой проблемы». Вообще-то, все затраты нужно детально просчитать. Либо необходимо добиваться полноценного централизованного очищения воды, или, наоборот, — подавать в квартиры воду предварительно очищенной в основном только от микрофлоры (с категорией воды «техническая» или «хозяйственная»). Давать, при этом, возможность потребителям проводить её самостоятельную доочистку, например, посредством бытовой дистилляции, а затем превращать дистиллят в физиологически полноценную питьевую воду (ФППВ), посредством растворения в ней специальных нормализующих солевых добавок. Подобный подход практически не отличается от предлагаемого подхода специалистов, участвующих в совещании. Как всегда — всё дело заключается в деталях). Предлагаемый вариант подготовки питьевой воды будет рассмотрен ниже. А пока продолжим цитирование.
«Качество испытают. Тем не менее, решили провести опыт. Поскольку Петербург «преподносит хорошие примеры», «здесь есть системный подход к проблеме водоснабжения», то именно в городе на Неве должен быть реализован пилотный проект по организации водоснабжения населения водой повышенного качества, заявил главный санитарный врач РФ. Он предложил в течение 10 дней создать рабочую группу из практиков и научных работников. А к сентябрю подготовить уже конкретные предложения по проекту, в частности, определиться, какой объем воды повышенного качества необходимо представлять на одного человека, чем эта вода будет отличаться от стандартной водопроводной и варианты доведения ее до потребителя».
Следует привести мнения экспертов.
Экспертиза и бизнес, «Физиологическая полноценность воды: почему её необходимо контролировать»
Мосов Андрей Владимирович, Руководитель экспертного направления:
«Из проекта технического регламента «О безопасности упакованной питьевой воды, включая природные минеральные воды» исключены (по сравнению с ранее действовавшими санитарными правилами и «Едиными санитарно-эпидемиологическими и гигиеническими требованиями к товарам, подлежащим санитарно-эпидемиологическому надзору (контролю)» нормативы в части нижнего предела допустимого содержания в питьевой воде основных биогенных элементов — таких, как фтор, кальций, магний, а также нормативы жесткости воды.
Нормативы содержания кальция и магния предполагается оставить лишь для детской воды, предназначенной для детей старше трех лет (применительно к воде для детей до трех лет нижнего предела допустимого содержания почему-то тоже нет). Для всех остальных видов воды содержание этих биогенных элементов вообще не нормируется. Между тем, известно, что потребление питьевой воды с малой жесткостью и низким содержанием солей кальция и магния влечет за собой высокую заболеваемость болезнями органов кровообращения и костно-мышечной системы. Такая вода и сегодня присутствует на рынке — она не оставляет накипи в чайниках, ее предпочитают ценители чая.
Но у потребителя, который заботится о своем здоровье, сегодня есть выбор — вода питьевая высшей категории, которая характеризуется оптимальными значениями показателей физиологической полноценности минерального состава. (ДАН: так называемыми — «оптимальными») Исключение данной воды из номенклатуры реализуемых вод затруднит потребителю выбор полноценной питьевой воды — не каждый станет с лупой в руках вчитываться в этикетку, чтобы оценить содержание в ней биогенных элементов. Да и у производителей с введением технического регламента не будет мотивации выпускать такую воду. (ДАН: к оценке «оптимальности» физиологической полноценности воды высшей категории мы также вынуждены будем обязательно вернуться).
Будучи принятым, технический регламент поставит в заведомо невыгодное положение тех производителей, которые производят воду высшей категории, поскольку теперь их продукцию фактически «уравняют» с водой первой категории, производство которой требует от производителя гораздо меньших расходов на очистку и кондиционирование воды.
Особенно должно беспокоить специалистов отсутствие нижнего допустимого предела содержания фтора во всех видах питьевой воды, в том числе и в детской. Известно, что для человека питьевая вода является одним из основных источников фтора, а последний необходим для формирования эмали зубов. Отсутствие нормирования его содержания в питьевой воде неминуемо приведет к росту заболеваемости населения кариесом зубов, особенно среди детей и подростков.
Не секрет, что эта проблема и сегодня донельзя актуальна для значительной части населения нашей страны, а исключение нормирования содержания фтора в питьевой воде еще более ее усугубит. Приходится признать, что такое решение разработчиков проекта регламента является неоправданным и не отвечает задачам по обеспечению здоровья нации».
Ларионов Борис — Эксперт по диетологии и профилактике неинфекционных заболеваний